Make your own free website on Tripod.com

… И раньше многое отобрали

Общеизвестно, что законодательству по правам на образование национальных меньшинств в уважающем себя и международное сообщество государстве надлежит основываться на Гаагских 1996 года рекомендациях — квинтэссенции прав национальных меньшинств в образовании, которые предусматривают возможность получения начального, основного, среднего, профессионального, а в случае достаточного количества представителей национальных меньшинств, как, например, русских в Латвии, то и высшего образования на родном языке.

Соответствует ли Гаагским рекомендациям принятый 29 октября 1998 года латвийский закон об образовании? Я считаю — нет, не соответствует. Кто может, пусть докажет обратное. Автор этих строк готов к дискуссии на любом уровне.

В законотворчестве о государственном языке права национальных меньшинств защищают два основных документа. Это Ословские рекомендации о лингвистических правах национальных меньшинств, принятые в феврале 1998 года и Рамочная конвенция. О чем же говорится в Ословских рекомендациях? Лица, принадлежащие к национальным меньшинствам, имеют право употреблять свое имя на родном языке в соответствии с традициями. Такое же право на названия имеют частные структуры и культурные объединения, основанные представителями национальных меньшинств.

В местах компактного проживания представителей национальных меньшинств, а это все крупные города Латвии, государственные учреждения должны обеспечить названия улиц и других топографических обозначений на языке соответствующего национального меньшинства. Обеспечивают? Увы, ни в Риге, ни в Даугавпилсе, ни в Резекне … я этого не увидел, а вы, уважаемые читатели? Я, как и вы, прекрасно понимаю, как с поспешностью, достойной лучшего применения, за деньги налогоплательщиков, не спросив у них на то разрешения, закрашивали русские названия улиц и учреждений. Европа? Европа нам не указ. Мы впереди планеты всей и черт нам не брат.


Но вернемся к Ословским рекомендациям. Они предоставляют право человеку выбирать язык религии и язык в работе неправительственных организаций; рекомендуют заботиться о лингвистических удобствах национальных меньшинств средствам массовой информации.

Что же сказано в этом документе об административных учреждениях? В местах компактного проживания они должны предоставлять человеку право получать документы как на государственном, так и на языке национальных меньшинств, а также право использовать родной язык в общении с чиновниками и получении общественных услуг.

Получаете? Приведенные выше выписки из Ословских рекомендаций свидетельствуют о том, что просвещенная Европа, куда так стремится наша страна, совсем не считает, что самое большое этническое и лингвистическое меньшинство Латвии — русских нужно загонять в языковое рабство. Все это выдумки доморощенных авторов: абикисов, видиньшей, добелисов, табунсов …

Многие из тех лингвистических прав, что предлагают Ословские рекомендации национальным меньшинствам, у нас уже отобраны предыдущим Законом о языке. Что-то еще будет! Ведь 8 июля на внеочередном пленарном заседании Сейма планируется принятие нового закона о государственном языке в третьем чтении. Уж очень нацикам не терпится. Закон нужен «завтра к завтраку».

Каким он будет? Судите сами, если из девяти либерально-демократических поправок, внесенных к проекту президентом министров г-ном В. Криштопансом, приняты на заседании комиссии по образованию, культуре и науке лишь две, частично приняты — тоже две, отклонены — пять! Из тридцати семи поправок, внесенных к проекту депутатами фракции «За права человека в единой Латвии», комиссия поддержала лишь три, да и то частично.

Каким может быть закон, если в статье 5 сказано, что любой другой употребляемый язык, за исключением ливского (в Латвии проживает около 200 ливов. — Я.П.), в понимании этого закона считается иностранным.

Поздравляю! Уважаемые читатели, мы живем с вами в самом образованном в мире государстве, почти половина населения которого и на кухне, и в постели разговаривает на иностранном языке. И смех и грех, даже в понимании этого закона, правда, смех сквозь слезы

К глубокому сожалению, закон о государственном языке, если он будет принят согласно проекту, вмешивается в деятельность частного предпринимательства и иностранных специалистов (статья 6). Будет ли такая редакция способствовать иностранным инвестициям? Не будет.

Проект законов, на мой взгляд, ограничивает лингвистическую свободу собраний (статья 7) и внутреннего делопроизводства (статья 8). Статья 12, по моему мнению, вмешивается в личную жизнь солдат, ведь не для всех из них латышский является родным языком. Статья 14 не соответствует Гаагским рекомендациям. Перечень можно продолжить, ведь в законе 26 статей.

Стыдно, но комиссия Сейма по правам человека и общественным делам внесла в проект всего две поправки, но и они на последнем заседании комиссии, возглавляемой г-ном Дз. Абикисом (Народная партия), были отвергнуты.

На одной из пресс-конференций вновь избранному президенту Латвии г-же Вайре Вике-Фрейберге был задан вопрос: подпишет ли она закон о государственном языке? Президент ответила, что да, если он защищает латышский язык и не будет препятствовать вступлению Латвии в Евросоюз.

Латышский язык закон однозначно защищает, хотя вроде бы никто на него, слава Богу, и нападать не собирается. А вот со вступлением в Евросоюз могут быть проблемы, о чем свидетельствуют и недавнее заседание комиссии по мониторингу Парламентской ассамблеи Совета Европы, и предупреждение в ходе недавнего визита в Ригу министра иностранных дел Дании, и рекомендации Верховного комиссара ОБСЕ Макса ван дер Стула и Еврокомиссии.

Я сожалею, что наш президент не назвала третий критерий, которым она будет руководствоваться в своем решении, подписывать или нет этот закон, а именно: как этот закон скажется на жизни и самочувствии в Латвии более чем 40 процентов населения, для которого латышский язык не является родным. Я считаю это главным критерием и проголосовать за принятие данного законопроекта не смогу.

Государственный — латышский язык, безусловно, знать нужно, но прийти к этому можно без дискриминации, без унижения, без запрета на профессии.

Как ребенку нужна похвала, похвала и еще раз похвала, так и в овладении латышским языком всем населением Латвии необходима положительная мотивация.


Предложение депутатов фракции «За права человека в единой Латвии» о том, что государство берет на себя ответственность за создание условий для изучения населением латышского языка, также принято не было.

Задумаемся!

Яков Плинер,
доктор педагогики,
депутат 7 Саэйма
«Панорама Латвии» 08.07. 99 г.