Make your own free website on Tripod.com

ЗАКОН НОВЫЙ, ПРОБЛЕМЫ ОСТАЮТСЯ…


Предлагаем вашему вниманию мнение известного педагога, доктора педагогических наук, депутата 7 Саэйма Якова Гдальевича Плинера о новом законе “Об образовании” и готовящемся законопроекте “О государственном языке”.

— 29 октября 1998 года принят новый основной закон “Об образовании”. Что по Вашему мнению новое вносит этот закон в систему образования и в чем его возможные недостатки?


— «Нельзя объять необъятное », — говаривал Козьма Прутков. Дать анализ столь пространного закона (25 страниц, 62 статьи плюс 12 пунктов условий перехода) в кратком интервью просто невозможно, да и нужно ли.

Если нормальный человек дочитает этот закон до конца, то он уже забудет начало.

Для сравнения, закон об учреждениях образования Латвии от 8 декабря 1919 года, который подписал первый президент Латвии Янис Чаксте уместился на пяти страницах; а закон об устройстве школ национальных меньшинств Латвии — на одной. И это не помешало системе образования Латвии того времени считаться одной из самых демократичных в Европе.

Закон о котором мы с Вами говорим в основном фиксирует то, что мы имеем и недостаточно работает на перспективу.

Закон об образовании, на мой взгляд, излишне политизирован. Он не может удовлетворить тех, для кого латышский не является родным языком, например, 9-ая статья закона и 9-ый пункт условий перехода.

Их нормы предусматривают: полный переход на латышский язык обучения во всех государственных и самоуправленческих учреждениях образования в которых молодежь получает высшее, профессиональное или общее среднее образование. Высшее — с 1 сентября 1999 года; профессиональное и общее среднее — с 1 сентября 2004 года.

Не гарантировано получение на родном языке и основного образования. Количество предметов обязательных для изучения на латышском языке, притом без каких-либо ограничений, определяется МОН. То же относится и к профессиональному, и к общему среднему образованию, следовательно даже постепенный переход на государственный язык обучения не гарантирован.

Не думаю, что демократично лишать национальные и лингвистические меньшинства возможности сдавать профессиональные квалификационные экзамены или защищать академические степени (бакалавр, магистр) на родном языке.

В моем понимании это чести Латвии не делает, да и противоречит ряду международных документов: Гаагским рекомендациям, Европейской конвенции по защите прав национальных меньшинств, Конвенции против дискриминации в образовании и другим.


— Как вы думаете, способствует ли новый закон об образовании интеграции латвийского общества?


— По ряду параметров Латвию, к сожалению, уже можно отнести к двухобщинному государству, что естественно я оцениваю негативно.

Интеграция в латвийское общество всех ее жителей — проблема первостепенная. Но то, что предусматривает новый закон об образовании, навязанный нашему обществу национал-радикальными политиками, по моему мнению, направлено на ассимиляцию инородцев. Если полтора миллиона латышей будут стремиться к ассимиляции почти миллиона инородцев, то в первую очередь я сочувствую самим латышам. Что станет с их идентичностью, культурой, языком, обычаями и традициями?

Интеграция — это шаги навстречу друг - другу. Латвийское общество русской культуры, Латвийская ассоциация преподавателей русского языка и литературы, Латвийская ассоциация в защиту школ с русским языком обучения предлагали совсем иные варианты интеграции, но к ним власти предержащие не прислушиваются, хотя на русском языке в Латвии сегодня обучаются около 36% учащихся.

Боюсь, что такая близорукая политика, в том числе и в образовании даст обратный эффект, ведь дети — категория абсолютная.


— Что плохого в том, что ученики школ с русским языком обучения будут обучаться билингвально, а в перспективе на латышском языке?


— И ученые - педагоги, и психологи давно доказали, что лучше всего ребенок развивается на своем родном языке.

И в довоенной Латвии, и во время второй мировой войны, и при советах дети - латыши в основном обучались в школе на латышском, русские — на русском. Так неужели наше демократическое государство отнимет у детей то, что не отняли даже тоталитарные режимы — право учиться на родном языке?

Не сомневаюсь, что учась на неродном языке какую-то сумму знаний дети получат, но станут ли они творческими личностями? Будут ли конкурентноспособными на рынке труда? Научные исследования в нашей стране по этой тематике не проводятся.

Школа в Латвии должна быть единая, но не единообразная. МОН следует разрабатывать стандарты образования, примерные программы и учебные планы. Формы, способы, методы и язык обучения должны оставаться за школой и родителями, которые являясь налогоплательщиками вправе определять социальный заказ. Обязательное условие — по окончанию школы каждый выпускник обязан свободно владеть государственным языком.

Качественное преподавание латышского языка, билингвальное обучение, факультативы … — это опять таки за школой. Министерству следует подготовить педагогические кадры, внедрять современные методики обучения, способствовать изданию современных учебников латышского языка аудиовизуальных средств обучения, терминологических словарей …

Увы, пока МОН с этими функциями явно не справляется. О чем можно говорить, если более половины учителей латышского языка в школах национальных меньшинств — неспециалисты своего предмета.


— В чем заключается позиция Вашей фракции по законопроекту о государственном языке?

— Закон о государственном языке Латвии необходим. Депутаты Сейма Фракции «За права человека в единой Латвии» считают, что латышский язык должны знать все жители страны. Значит, расхождение с власть имущими не в целях, а в средствах достижения. Мы считаем, что латышский язык в нашей стране должен стать средством единения, гуманизации нашего общества. Он не может быть инструментом унижения, страха и запрета на профессию, как это происходит сейчас с учителями.

Во-первых, закон о государственном языке не должен вмешиваться в частную сферу, если она не касается безопасности государства и интересов потребителей.

Во-вторых, он не должен запрещать образование на языках национальных и лингвистических меньшинств.

По большому счету позиция нашей Фракции полностью совпадает с позицией верховного комиссара ОБСЕ по правам нацменьшинств г-на Макса ван дер Стула.


— Недавно, в газетах прошла информация, что Верховный комиссар Макс Ван дер Стул остался доволен новым законом об образовании и законопроектом о государственном языке………


Я имел честь во время последнего пребывания г-на Макса ван дер Стула в Латвии встречаться с ним дважды.

Однозначное удовлетворение высокий гость высказал о результатах референдума, о принятых поправках к закону о гражданстве.

Но когда, например, представитель «ТБ/ ДННЛ» депутат Сейма г-жа А. Пределе, заявила, что поскольку мы приняли либеральный закон о гражданстве, то необходимы более строгие законы о языке и образовании, Макс ван дер Стул заметил, что не может понять что может угрожать Латвии, если 19000 малышей в возрасте от 0 до 7 лет получат гражданство?

Макс ван дер Стул выразил однозначное пожелание-требование: «Законы Латвийской Республики должны соответствовать международным стандартам». Эта фраза в устах опытного дипломата и выражает его мнение.

20. 01. 99
Интервью взял В.Бухвалов
“Образование и карьера”. 10. 02. 99