Make your own free website on Tripod.com

Спасибо партии «родной», что мы живем в стране такой …

В шутку или всерьез президент министров А. Шкеле назвал на недавней пресс-конференции объединение «Тевземей ун Бривибай» партией образования, не знаю. Но ответственность за тот «театр абсурда», который происходит в этой многострадальной, архиважной отрасли народного хозяйства, в первую очередь, на мой взгляд, ложится на лидера «Тевземей ун Бривибай», министра М. Гринблатса и его ближайших помощников.

Что же трагичного происходит в образовании Латвии? — спросит неискушенный читатель.

Во-первых, катастрофически снижается уровень образования, а следовательно — и качественный состав учителей.

Необразованный учитель не может хорошо учить детей.

Во-вторых, заведомо не по остаточному, как это было раньше, а по недостаточному принципу выделяются образованию финансовые средства. Денег не хватает на книги и технические средства обучения; на капитальный ремонт и зарплату учителям…

Школа без современных учебников не может хорошо работать. Нищий учитель не может хорошо учить детей.

В-третьих, сокращается количество школ с русским языком обучения, увеличивается количество двухпоточных школ, активно низвергаемых в недавние времена «песенной революции».

В-четвертых, Министерство образования и науки ЛР даже не завуалированно, а прямо ставит перед собой задачу ассимиляции, читай — латышизации школ национальных меньшинств.

Не могу удержаться от напоминания г-ну Гринблатсу и иже с ним основной идеи классика педагогики Я.А. Коменского (1592-1670 гг.). Он проповедовал пансофизм — обобщенное донесение всех добытых цивилизацией знаний через школу на родном языке до всех людей, независимо от их общественной, национальной, рассовой или религиозной принадлежности.

В-пятых, тысячи детей остаются за порогом школы, через одно-два поколения нашим потомкам придется столкнуться с проблемой элементарной неграмотности.

Уважаемый читатель может упрекнуть автора: опять он поднимает глобальные проблемы. Пусть говорят цифры и факты. Недавно в Латвии проводила исследования Всемирная организация здравоохранения. Результаты весьма печальны: 75 процентов подростков в возрасте от 11 до 15 лет страдают различными заболеваниями, 60 процентов опрошенных жалуются на плохое настроение, неспокойный сон, повышенную возбудимость нервной системы, недостаточное питание.

Полиция г. Риги за оказание интимных услуг и проституцию задержала детей в возрасте от 8 до 18 лет: в 1994 г. — 52, в 1995 г. — 202, в первом полугодии 1996 г. — 125. Установлено 30 мальчишек в возрасте от 11 до 15 лет, подвергнутых коммерческо-сексуальной эксплуата-ции.

Недавно автор этих строк имел честь принимать участие в заседании консультативного совета по делам национальностей при президенте ЛР, на котором рассматривался вопрос образования национальных и этнических групп в Латвии.

Что же мне особенно запомнилось?

Во-первых, политика государства в образовании национальных меньшинств должна согласовываться с самими национальными меньшинствами.

Под политикой образования государства, думается, следует понимать, концепцию образования, закон об образовании и раздел «Образование» декларации правительства.

Насколько мне известно, ни один из этих архиважных документов с национальными меньшинствами в лице Ассоциации национальных культурных обществ (АНКОЛ) согласован не был. Как не был согласован и принятый в первом чтении Сеймом проект нового закона об образовании.

По собственной инициативе Альтернативная концепция языковой политики в системе образования для национальных меньшинств Латвии была предложена Латвийским обществом русской культуры (ЛОРК), Латвийской ассоциацией преподавателей русского языка и литературы (ЛАПРЯЛ) и кафедрой русской филологии Латвийского университета, однако предложение представителей самого многочисленного национального меньшинства властями было проигнорировано с откровенной циничностью.

Во-вторых, возможность получить образование на родном языке, согласно Гаагским рекомендациям, должна быть предоставлена национальным меньшинствам на всех ступенях: начальное, основное, среднее и высшее.

Что же мы имеем в нашем государстве? Высшее образование на русском языке уже практически свернуто. Среднее — сворачивается. В официальных документах записано, что этот процесс предусмотрено завершить к 2005 году. А при усердии «партии образования» задачу можно претворить в жизнь и в более короткие сроки. Ведь еще памятны те времена, когда фактически те же люди рапортовали о перевыполнении и досрочном выполнении пятилеток и семилеток. Опыт имеется, ломать — не строить.

В-третьих, государство должно оказать помощь национальным меньшинствам в совершенном овладении государственным языком, что послужит и разумной интеграции в латышскую, латвийскую среду (не путать с ассимиляцией, латышизацией. — Я.П) и конкурентоспособности на рынке труда.

Что нужно сделать для реализации последнего, изложено в проекте, подготовленном международными и латвийскими экспертами под руководством координатора А. Приедите, развивающих программ ООН.

Международное сообщество выделило на государственную программу овладения латышским языком инородцами 3,2 млн. долларов. Сумма немалая, но использование этих средств должно быть употреблено по назначению, а не на увеличение репрессивного чиновничьего аппарата, не на олатышивание русских школ. К сожалению, у нас нередко бывает, что хотим как лучше, а получается как всегда.

Уже ранее автор этих строк предупреждал, что если в министерстве образования и науки начали обсуждать вопрос о повышении требований к знанию латышского языка учителями школ национальных меньшинств, то соответствующие решения не за горами: «Ведь мы боимся, молчим, и с нашего молчаливого согласия происходит то, что происходит», да извинит меня уважаемый читатель, что цитирую самого себя, но, к сожалению, я оказался неплохим пророком, хотя общеизвестно, что нет пророка в своем отечестве.

Несмотря на созвездие проблем (читай статью сначала), министр образования и науки, лидер «Тевземей ун Бривибай» г-н Гринблатс 18.12.1996 г. издает распоряжение за ? 175 «Об аттестации знаний государственного языка педагогических работников». Суть распоряжения в том, что все педагогические работники всех учреждений образования к 1 сентября 1998 года должны знать государственный язык не менее, чем на 3-ю (высшую) категорию.

И это без организации бесплатных специальных языковых курсов, без подготовки соответствующих словарей, учебников, разговорников …

Добьется ли этим распоряжением министерство лучшего знания учителями латышского языка? Сомнительно. А вот страх, унижение, уход из школы очередной части высококвалифицированных учителей … — по-прежнему будут присутствовать в нашей жизни.

Не заставит себя ждать и планируемая тем же министерством аттестация директоров, учителей истории (в первую очередь нелатышских школ) и других учебных предметов.

Конечно, министерство будет делать хорошую мину при плохой игре, объяснять все необходимостью повышения качественного состава кадров. Но для этого есть другие пути: хорошее образование, курсы повышения квалификации, достойная зарплата …

То же, что задумали власть имущие, вызовет лишь унижение и страх. Эти чувства являются плохим стимулом для совершенствования дел в отрасли образования и положительных результатов, на мой взгляд, дать не могут.

“СМ”, 08. 02. 97