Make your own free website on Tripod.com

Пора внять здравому смыслу

Характеризуя состояние образования на русском языке в Латвии, можно выделить несколько негативных тенденций. Главная из них — тенденция к постепенной ликвидации русского образования на всех этапах.

Сведено до минимума высшее образование на русском языке. По нашим сведениям, его еще можно получить в РАУ и в частных вузах. Закрываются русские школы. Объединены рижские школы ? ? 82 и 71; закрыты школы ? 35, ? 62 и ? 9 в Риге, ? 3 в Талси; в Елгаве из четырех средних школ с русским языком обучения остались две; в Бабите русский поток средней школы преобразован в девятилетку.

Около 40% учащихся Латвии на сегодняшний день избрали для себя русский язык обучения. Значит, по всем международным нормам эта школа имеет право на существование!

Политики убеждают нас, что русские сами рвутся в латышские школы. Мягко говоря, это не соответствует истине. Да и психологи утверждают, что лучше всего ребенок развивается, обучаясь на своем родном языке. По официально опубликованным данным, в 1995 году на латышском языке обучались 4 642 русских ученика, на русском языке — 14 790 латышей. Да, часть русских в последние годы пытаются отдать детей в латышские школы, так как не верят в будущее русского образования в Латвии.

Выступая на конференции по проблемам образования национальных меньшинств 5 апреля 1997 года, министр образования и науки г-н Целминьш заявил, что процесс сокращения русских школ в Латвии естественен, так как национальные меньшинства получили возможность обучаться в своих школах на родном языке. Увы, и это заявление не в полной мере соответствует истине. Насколько нам известно, в Латвии сейчас функционирует 13 национальных школ, в них обучается всего 1% школьников. Да и в еврейской школе, например, основной язык обучения — русский, в эстонской — латышский.

Демократическое государство обязано предоставить равные возможности для получения образования основным этническим группам населения, учитывая то, что они в равной мере платят налоги. Нам нужна не ликвидация русского образования, а концепция его развития на основе интеграции культур. Прогресс общества возможен при условии повышения уровня культуры каждого его члена, независимо от национальности. Ликвидация образования на русском языке приведет к люмпенизации русской диаспоры и усилению антисоциальных явлений в обществе.

Вторая негативная тенденция — это постоянно ухудшающееся положение учителей, особенно — учителей русских школ.

В 1995 году всего 57% учителей начальной школы имели высшее образование (как педагогическое, так и непедагогическое), 13% — среднее. В основной школе 68% — высшее, 14% — среднее. В средней школе 80% — высшее, 8% — среднее. В среднем только 66% учителей имеют соответствующее образование. Тревожит и то, что 84% старшего поколения педагогов (стаж — 10 лет и более) имеют высшее образование, а среди педагогической молодежи (стаж — 1-2 года) высшее образование только у 47% учителей. Может ли необразованный учитель хорошо учить детей?

Сегодня зарплата педагога за ставку составляет, в зависимости от образования и стажа, от 39 до 62 латов. С 1997 года изменения в налогообложении даже снизили реальную зарплату учителей на несколько латов. Может ли не получающий нормальной оплаты за свой труд учитель хорошо учить детей?

Русское учительство прошло унизительную аттестацию по латышскому языку. А согласно приказу экс-министра г-на Гринблатса ему повторно придется проходить аттестацию, так как до 1 сентября 1998 года все педагоги Латвии должны получить высшую категорию. До сих пор высшая категория была необходима лишь директорам школ и их заместителям.

На многие школы совершают «набеги» языковые инспектора. Например, в пасхальные каникулы «экзекуции» была подвергнута рижская школа ? 88. Результат: 1 микроинфаркт и 24 штрафа. И так подготовка учителей для русских школ резко сокращена, да еще из-за аттестации многих потеряем.

В 1996 году принята поправка к пятой статье действующего Закона об образовании. С 1 сентября нас обязали в основной школе не менее двух, а в средней школе не менее трех учебных предметов изучать на латышском языке. И никого не волнует, что зарубежные эксперты развивающих программ ООН советовали нам вначале переучить педагогов, переподготовить авторов и издать новые учебники, методические, дидактические и аудивизуальные средства обучения.

По данным госинспекции образования, министрества образования и науки, в этом году учебные предметы в школах национальных меньшинств на госязыке, а это в основном русские школы, преподают 2 392 учителя. Для 1 019 (42%) из них латышский является родным; 603 учителя (25%) аттестованы на высшую категорию; 767 (32%) — на среднюю. Госинспектора проверили 63 школы и констатировали, что свободно из преподающих на латышском языке владеют этим языком лишь 53% учителей, 9% — едва разговаривают. 8 учителей и говорить-то не могут. Но ведь в отчетах директоров — viss kartмba ...

Многим политикам кажется, что реформировать образование очень легко. Нужно разработать законы, нормативные акты, новые стандарты, учебники, и все пойдет как задумано. Но главное действующее лицо реформы образования — педагог. Параллельно с законом, стандартами и учебниками необходим комплекс мероприятий по повышению профессиональной квалификации учителей и их материального благосостояния. Пока это не будет сделано, никаких положительных изменений в образовании не будет.

Следующая тенденция — снижение эффективности педагогического процесса. Ни для кого не секрет, что качество школьного образования и университетского образования становится все хуже и хуже. Причины этого заключаются в бедственном положении учителей, разрушительных «реорганизациях» и особенно — в серьезных проблемах содержания образования.

Еще одна тенденция — это непрофессиональное, разрушительное в некоторых случаях, руководство реформой системы образования. Со времен Атмоды четырежды переименовывалось Министерство образования, сегодня его возглавляет шестой министр. За последние пять лет госинспекцию образования возглавляет уже третий начальник. По нашим подсчетам, с 1990 года министерство пережило, как минимум, 7 реорганизаций. На волне политических игрищ в министерство пришло много непрофессионалов. До сих пор в Латвии нет своей концепции образования, устарел принятый в 1991 году Закон об образовании. В 1993 году Министерство образования приступило к разработке нового проекта закона. В 1996 году он прошел первое чтение в Сейме, но оказалось, что «гора родила мышь». Было внесено более 700 поправок, работа над ним начата чуть ли ни заново.

Нет четко разработанных критериев аккредитации школ, аттестации директоров, их заместителей и учителей. Их отсутствие может стать инструментом для закрытия школ и увольнения неугодных директоров, учителей. Никто не занимается в должной мере проблемами развития регионального образования, разработкой концепций новых типов школ и внешкольного образования.

Понимание проблем образования национальных меньшинств и, в первую очередь, русского образования архиважно для прогрессивного развития Латвии. Предоставление молодежи права выбора поможет достичь гармонии и согласия в латвийском обществе, будет гарантией стабильности и взаимоуважения в обществе и государстве.

“Бизнес & Балтия”, 06.05.97