Make your own free website on Tripod.com

НОВЫЙ ЗАКОН ОБ ОБРАЗОВАНИИ — НОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Освоение государственного языка — силой

В ноябре месяце президент Г. Улманис подписал закон “Об образовании” (основной закон), дав тем самым зеленый свет переводу школ с русским языком образования на латышский язык. По сути дела — началу массовой принудительной латышизации нелатышского населения. Первый пункт 9 статьи закона четко определяет, что образование в Латвийской республике в государственных школах и школах самоуправлений осуществляется на латышском языке. Во втором пункте 9 статьи говорится, о возможностях получения образования на других языках. Таких возможностей, как и следовало ожидать немного: 1) частные школы; 2) школы, работающие по программам образования национальных меньшинств, которые должны быть утверждены в министерстве образования и науки. Департамент стратегии образования, которым как известно руководит г-жа Б.Петерсоне в интервью газете “Час” (26.11.98) рассказала о трех моделях билингвистического образования для школ с русским языком обучения, которые они обязаны будут выбрать с 1 сентября 1999 года. Первая модель — до 6 класса дети учатся на двух языках параллельно, с 7-го только на латышском языке. При этом, соотношение преподаваемых предметов на русском и латышском языках следующее: в 1 классе — 50%, во 2-3 классах — 70-80%, в 4 классе — 100% на латышском языке. Эта модель предназначена для учащихся из смешанных семей. Вторая модель — с первого класса постепенно увеличивается количество предметов, преподаваемых на латышском языке. Эта модель предназначена для детей, в семьях которых не говорят по латышски. Третья модель — с 1-го по 6-й класс идет обучение на на двух языках, с седьмого класса 60-80% предметов преподаются на латышском языке. Такова ситуация на сегодняшний день по этой, актуальной для каждой нелатышской семьи и педагогов русских школ проблеме. Государство в лице правящих партий Саейма, президента и министерства образования и науки не прислушилось к международным рекомендациям по правам человека в области образования и проблема освоения государственного языка национальными меньшинствами решена самым худшим способом — обучением учащихся на государственном языке.

Наше мнение однозначно — это чисто политическое решение проблемы, не имеющее под собой никакого научного обоснования, которое приведет к многим бедам в будущем, как в системе образования в целом, так и судьбах многих учащихся недостаточно владеющих государственным языком.

Обучение и образование на латышском языке

На протяжении нескольких последних лет в средствах массовой информации неоднократно публиковались статьи представителей русских общественных организаций, в которых высказывалась тревога по поводу насильственного перевода школ на латышский язык обучения. И эта тревога обоснована — до сих пор нет научных экспериментальных исследований последствий такого шага. Но правящие политические партии, как известно слушают только тех ученых, мнение которых совпадает с их политическими программами. А может быть не слушают никого и собственное мнение для них является научной истиной.

Мы хотим лишь напомнить, что обучение и образование — это разные вещи и соответственно результат у этих процессов разный. Обучать можно на любом языке. При обучении главная задача — добиться того, чтобы ученик запомнил определенный объем информации. Предоставив обучаемому терминологический словарь можно обеспечить его понимание сути вызубренного. Результат подобного обучения также примитивен, как и сам процесс — ученик помнит определенный набор текстов на государственном языке, может их пересказать по памяти, записать и ответить на простые репродуктивные вопросы. Перед нами ходячая компьютерная дискета с занесенной на нее информацией. Видимо такой подход и результат в отношении детей из нелатышских семей вполне устраивает авторов закона и министерство образования и науки. Но такой результат не может устраивать педагогов, большинство родителей и общественные организации, представляющие национальные общества. Потому что полноценное образование предполагает не только обучение, но еще и главным образом развитие и воспитание учащихся и прежде всего на уроках. А у большинства учащихся школ с русским языком обучения нет логического мышления, основанного на научной терминологии на латышском языке и следовательно заучивая материалы например 7-го класса, ученик будет вынужден выполнять развивающие задания на уровне второго или третьего классов, что несомненно приведет к снижению результативности образования и неизбежному отставанию большинства детей в интеллектуальном развитии. К тому же развития мышления на родном языке не будет. Как предотвратить негативные последствия развития детей в условиях обучения на латышском языке никто не знает, министерство образования и науки скорее всего ничем не поможет, как это уже бывало не раз. Написали требования, разослали по школам, а как школы эти требования будут выполнять и могут ли они их выполнить, пусть болит голова у школ. Наши чиновники предпочитают быть контролерами, но не помощниками.

Главная задача педагога — формировать личность

Возможно ли это в условиях работы по новому закону об образовании? Во-первых, обеспеченные родители могут перевести своих детей в частные школы. Во-вторых, думается, что директорам школ с русским языком обучения нужно договориться между собой и определить, какие школы станут национальными русскими, украинскими, белорусскими, еврейскими и школами других национальных меньшинств. Напомним, что до первого сентября будущего учебного года необходимо разработать и утвердить соответствующие программы образования в министерстве. В законе сказано, что министерство определяет те предметы, которые должны изучаться в национальных школах на латышском языке, поэтому полностью избежать негативных последствий языкового давления не удастся. В-третьих, часть детей из смешанных семей смогут, хотя и с определенными трудностями обучаться по первой или третьей модели билингвистического обучения, предложенного министерством. И наконец, в-четвертых, родителям детей, не владеющих латышским языком на уровне необходимом для полноценного образования, а таких большинство, следует рекомендовать вторую модель билингвистического обучения.

Возможны на наш взгляд два методических подхода в рамках второй модели. Первый предполагает, что от учащихся будет требоваться только запоминание текстов и правил на латышском языке. Это примитивный подход, исключающий развитие и воспитание. Мы думаем, что рациональным будет другой подход, когда постепенно и параллельно следует развивать память, мышление и культуру поведения учащихся на двух языках. Этот методический подход включает в себя следующую последовательность работы учителя: 1) введение общенаучных понятий на латышском языке, при сохранении основных текстов на русском; 2) постепенное освоение учащимися основных стилистических форм изложения своих мыслей на латышском языке с дублированием на русском языке; 3) освоение речевых алгоритмов выполнения творческих заданий и работ и изложения их результатов на латышском языке; 4) организация дифференцированных групп учащихся в классах, работающих с разными по сложности заданиями на русском языке, билингвистически и латышском языке.

Особенно подчеркнем, что билингвистическое обучение должно осуществляться столько времени, сколько требуется каждому ученику для освоения вышеперечисленных операций. Иначе никакого образования не будет, будет примитивное обучение заучиванию научных текстов и правил на латышском языке. В этой работе следует сотрудничать с родителями. Нужно приглашать родителей на уроки, чтобы они реально видели результаты образования и совместно с педагогами могли требовать у администрации школ и школьных управ такого преподавания на латышском языке, при котором учащиеся в состоянии выполнять учебную деятельность в режиме образования, а не обучения. Особое значение должно придаваться дополнительным занятиям, на которых придется догонять то, что не сделано на уроках.

Готовится к этой работе уже нужно начинать сейчас. Вряд ли до начала нового учебного года новый закон об образовании будет изменен, хотя такие поправки уже готовы и фракция “За права человека в единой Латвии” постарается сделать все возможное, чтобы они были приняты. Думая о лучшем, нужно быть готовыми к худшему, а именно выполнять закон в том виде, в котором он существует сегодня.

Но не стоит отчаиваться. Уважаемые коллеги, помните о том, что наша задача не только образование детей, но еще и защита их прав на это самое образование. И если конкретный ребенок, группа детей или класс не могут выполнять определенные учебные действия на латышском языке, значит эти действия нужно выполнять на русском, обучая детей постепенному освоению алгоритмов и речевых форм на латышском языке. В любом случае педагогам следует помнить, что для детей воспитанных в русской языковой среде первичным должно быть освоение учебного материала на родном языке, а уже потом на латышском. Мы обязаны сохранить русскую культуру в каждом нашем ученике, обязательным компонентом которой является знание родного языка.

Я.Г. Плинер,
доктор педагогики, депутат 7 Саэйма от фракции
“За права человека в единой Латвии”
В.А. Бухвалов, педагог, доктор педагогики