Make your own free website on Tripod.com

Административные меры не решат проблем образования

Уже девятый год продолжается реформа системы образования. Недавно проведенный опрос общественного мнения об улучшении качества образования по сравнению с советским периодом ясно показал, что только 11% населения полностью согласны с этим, 32% скорее согласны, 28% скорее не согласны, 13% полностью не согласны и 16% не знают ответа (“Час” 02. 09.). Эти цифры мы приводим лишь для того, чтобы подчеркнуть, что большая часть опрошенных либо не знает ответа, либо считает, что качество образования по сравнению с советским периодом лучше не стало. Следует учесть, что опрос проводился среди людей разных профессий и социального положения, большая часть из которых в проблемах образования слабо разбираются. Интересно было бы провести подобный опрос среди специалистов в области образования. Можно смело предположить, что результаты были бы очень впечатляющими и уж точно далеки от всеобщего восторга.

На протяжении всех лет реформ системы образования каждое новое правительство неизменно заявляло, что образование является приоритетной сферой его деятельности. Через некоторое время после начала деятельности очередного правительства становилось очевидным, что новый министр пытается также как и его предшественники решать проблемы образования главным образом административными мерами. Само по себе администрирование является составной и необходимой частью реформы системы образования, но помимо этого должны быть еще эффективные законодательные и методические мероприятия, обеспечивающие новые возможности развития. В данном случае под эффективными мы понимаем такие меры, которые обеспечивают сохранение и развитие положительного опыта и реорганизацию или ликвидацию отрицательных явлений. Однако события последних лет реформы системы образования все больше убеждают нас в том, что эффективность отходит на задний план и в полный рост встает только один вопрос — что еще можно изменить в системе образования так, чтобы сэкономить побольше денег так необходимых правительству. Но может быть мы ошибаемся или оцениваем происходящее слишком предвзято? Давайте анализировать по каждому аспекту реформирования.

Законодательство.

С 1-го июня этого года вступил в силу новый закон об образовании. Главными особенностями этого закона являются: 1) перевод школ с русским языком обучения на латышский язык; 2) предоставление возможности национальным меньшинствам создавать на базе государственных и школ самоуправлений программы образования национальных меньшинств; 3) переход школ на программы образования; 4) законодательное повышение зарплаты учителям с 1-го января 2000 года. Учитывая основной принцип реформирования системы образования — сохранение и развитие положительного опыта и реорганизации негативных явлений кратко охарактеризуем эти нововведения.

Не секрет что во многих школах с русским языком обучения накоплен передовой педагогический опыт и прежде всего в области развивающего образования. Системы развивающего образования — это будущее не только школьного, но и вузовского образования. Однако не секрет и то, что большинство высокопрофессиональных учителей работающих по этим методикам на латышском языке преподавать столь эффективно не смогут. Один из предыдущих министров образования считал, что в этом нет ничего страшного, наберем мол студентов и все будет хорошо. Однако любой специалист, разбирающийся в понятии профессиональное мастерство скажет, что овладеть им на высоком уровне возможно только через 10-15 лет работы. Что теперь делать высокопрофессиональным учителям, которые не смогут интенсивно развивать своих учащихся на латышском языке? Прежде чем принимать статью закона о переводе школ на латышский язык следовало бы хорошо подумать — повысит ли это нововведение качество образования. Получается, что положительный опыт накопленный за десятилетия никому не нужен и погибнет вместе со сменой языка в образовании.

Перевод части классов с русским языком обучения на программы образования национальных меньшинств также не даст положительного результата по очень простой причине — эти программы разработаны лишь на уровне общих рекомендаций, предполагающих какие предметы и в каком объеме должны изучаться на латышском языке либо билингвально. При этом нет ни учебников для учащихся, ни методических пособий для учителей, ни научно обоснованных методических подходов к билингвальному обучению, большинство учителей не имеют никаких представлений о методике билингвального образования. Более того в республике практически нет учебных материалов по национальным культурным компонентам, а учебные пособия других государств как известно запрещено использовать распоряжением одного из министров образования и науки. Вряд ли следует ожидать положительных результатов от внедрения программ образования национальных меньшинств, в которых как уже выше сказано кроме названия и краткого описания ничего нет. Сейчас бы удержать школы от резкого штопора, в который они могут свалиться пытаясь работать по этим программам.

Следующее нововведение предполагает, что школы будут разрабатывать и утверждать свои программы образования или использовать образцы предложенные министерством образования и науки. Такие программы могут быть по одному из следующих направлений: 1) общеобразовательное; 2) гуманитарное; 3) естественнонаучное; 4) профессиональное. Внешне выглядит неплохо, форма как говорится впечатляет, но за формой как и в предыдущем случае нет нового содержания и методов образования. Как господствовала в школах информационно-репродуктивная система обучения с большими объемами учебного материала предназначенного для зубрежки, так и будет господствовать. Изменение форм организации учебного процесса в законе никак не связано с изменением содержания. Что будет в реальной практике? Названия у школ будут красивыми, учебный процесс останется таким же как и в настоящее время.

Законодательное повышение зарплаты педагогам с 1-го января нового года весьма приятное событие — даже начинающий учитель будет иметь ставку не ниже двух минимальных зарплат, у учителей со стажем она будет выше. Казалось бы нужно радоваться — сбылись давние надежды учителей. Но вот станут ли учителя лучше работать? Скорее нет, чем да. Потому что это повышение есть ни что иное как сохранение советской уравниловки. Повышение зарплаты может повлиять на качество образования только в одном случае, если зарплата становится дифференцированной в зависимости от результатов работы. Но вся беда в том, что до сих пор используются такие системы анализа работы учителей, что получает больше не тот у кого результаты лучше, а тот у кого больше педагогический стаж и выше образование. Чисто количественный подход, который не даст ожидаемых качественных результатов.

Подводя резюме сказанному отметим, что перечисленные выше законодательные новшества не способствуют повышению эффективности системы образования, а некоторые из них приведут к снижению тех результатов, которые мы имеем сегодня.

Методическое обеспечение образования.

Перед началом каждого учебного года руководство министерства образования и науки информирует общественность о новых учебных пособиях и учебниках допущенных к использованию в школах. Если посетить книжные магазины, то вашему взору представится радостная картина — многообразие учебных пособий по всем предметам полиграфически красиво оформленных. Кажется, что мы навсегда покончили с серьезной проблемой советского периода, когда по многим предметам был только один учебник, составленный к тому же на материале не имеющем никакого отношения к латвийской действительности. Но проблема содержания и методического обеспечения учебной литературы остается также актуальной, как и до начала реформы. Многие учебники до сих пор содержат в себе только информационные материалы представленные в виде текстов и иллюстраций, вопросов и заданий требующих от учащихся воспроизведения заученной информации. Научные основы таких предметов как история, география, биология, обществознание, литература, изобразительное искусство, музыка, домоводство в учебниках представлены либо в минимальном объеме, либо вообще никак. А ведь любой серьезный педагог скажет, что главным содержанием образования является не фактологическая информация, а теоретические закономерности. Может быть в министерстве образования и науки не знают об этом? Кстати вопрос о научных основах учебных предметов и учебников ставится еще с 1988 года, но кардинальных изменений до сих пор не произошло. Требовать от учащихся запоминать большие объемы фактологической информации в ущерб развитию их мышления, эмоциональной сферы и личностных качеств — разве это образование?

Методическое обеспечение учебных пособий во многих “новых” книгах вообще отсутствует. При этом автор или авторы в предисловии пишут, что книга предназначена для самостоятельной работы учащихся. Как ученик может работать самостоятельно, если в книге нет ни методов, ни алгоритмов выполнения заданий, ни справочных материалов? И это общий недостаток большинства учебных пособий.

Специальная проблема — ознакомление учащихся с новейшими методами интеллектуальной деятельности, такими как системный анализ, методы теории решения изобретательских задач, оргдеятельностные игры, до сих пор так и не нашла решения в абсолютном большинстве учебных пособий. Развитие интеллекта во многих случаях сводится к примитивному угадыванию правильного ответа, тогда как интеллектуальная деятельность имеет свою разнообразную методологию с которой многие авторы учебников просто не знакомы.

О проблеме дифференцированного обучения говорится очень много. Всем понятно, что в каждом классе есть условные группы учащихся, отличающиеся прежде всего уровнем развития интеллекта. Но дальше разговоров дело не идет. Разве за эти восемь лет реформы специалисты не могли подготовить методическое обеспечение по предметам для дифференцированного образования? Могли. Сделано это? К сожалению нет.

Еще одна серьезнейшая методическая проблема — повышение квалификации учителей. Надо откровенно признать, что действующая ныне система повышения квалификации мало чем отличается от советской — те же курсы повышения квалификации и семинары направленные на информационное обеспечение педагогов. Но профессиональное мастерство не сводится к одним только знаниям, нужна еще и технологическая подготовка. До сих пор у нас нет центров, обеспечивающих практическое повышение учителями своей технологической подготовки. Особая проблема — организация общения и взаимоотношений учителя и учащихся. Конфликты в школах продолжаются и меньше их не становится. Нужны специализированные психологические тренинги устраняющие эти проблемы. Но как вы и догадываетесь их очень мало и их эффективность крайне низка.

Наши стандарты образования до сих пор напоминают программы советских школ с той же перегрузкой информации и минимумом развивающих и воспитывающих компонентов. Исключение составляет разве что стандарт основного образования, но его реализация по многим предметам просто невозможна ввиду отсутствия развивающих учебных пособий для учащихся. Контрольные и экзаменационные работы по ряду предметов вызывают серьезные претензии со стороны учителей: большое количество заданий на проверку памяти учащихся, неточные формулировки вопросов, нередко ошибки в текстах. У всех в памяти централизованный экзамен по математике, результаты которого подтвердили прежде всего непрофессионализм его организаторов.

Можно продолжать перечисление проблем, которые до сих пор так и не решены, хотя реформа идет уже девятый год. Спрашивается, с чего бы это повысится качество образования, если перечисленные выше проблемы, подчеркнем принципиальные проблемы методического обеспечения не решены еще с советских времен.

Администрирование.

Оптимальное администрирование всегда направлено на сохранение лучшего, что наработано в течение многих лет развития системы образования. Согласно законам управления административные меры в первую очередь должны способствовать развитию рабочего органа системы, в нашем случае педагогического процесса учебных заведений. Однако как уже было выше сказано многие методические проблемы, необходимость решения которых уже перезрела, так и не решены до сих пор. Куда же направлено административная энергия?

Прежде всего на оптимизацию системы образования. Однако эта оптимизация в форме реорганизации очень часто превращается в ликвидацию учебных заведений, в которых были серьезные но исправимые недостатки. В результате подобных реорганизаций часть школ лишилась статуса средней, закрыты многие детские сады и некоторые школы. Причем во многих случаях при реорганизации не принималось во внимание ни мнение педагогического коллектива, ни мнение родителей, никто не пытался сохранить ценный педагогический опыт лучших учителей этих учебных заведений. Мы прекрасно понимаем, что есть плохие учителя, но мы также прекрасно понимаем, что вся школа не может быть плохой и разумный подход требует сохранения хорошего, чего как вы понимаете при многих подобных реорганизациях не было. И вновь слышатся заявления о необходимости закрытия ряда учебных заведений и некоторые из них уже закрыты. Ликвидирован РАУ, в профессорско-преподавательском составе которого есть немало уникальных специалистов. Дальнейшая судьба их незавидна. Разве в РАУ все было плохо, разве ничего хорошего, достойного сохранения не было?

Особая тема — аккредитация школ и аттестация педагогов. Нужно сразу сказать, что экспертные системы, которые в настоящее применяются для этого далеки от объективности и часто оценка школе или работе учителя выставляется на глаз, на основе субъективного восприятия проверяющего. Можно ли в таких условиях объективно определить передовой педагогический опыт?

Администрирование для экономии средств и администрирование с целью повышения эффективности и при одновременном методическом обеспечении разные вещи, приводящие к разным результатам. В первом случае к разрушению, во втором к развитию. Однако примеры последнего в нашей республике встречаются все реже, а первого все чаще и при этом нам говорят о приоритете образования.

Параллельно реформе.

Однако не все плохо в системе образования. Нужно отдать должное министерству — несмотря на недостаточное финансирование удается сохранить определенную стабильность в работе школ и вузов. Правда этой стабильности явно недостаточно для обеспечения европейского уровня образования по перечисленным выше причинам. Несмотря на это в отдельных школах, вузах качество образования выше среднего. И достигается это прямо скажем путем параллельного движения этих учебных заведений реформе образования. Им удалось создать новые программы, найти с помощью родителей деньги на повышение квалификации учителей, разработку и издание авторских учебников, углубленное изучение ряда предметов. Этим опытом мы можем гордиться, однако до сих пор он не изучен, не получил государственной поддержки и распространения. Именно в этих школах нужно открывать методические центры, проводить стажировки и курсы для учителей. Но, кажется никому до этого нет дела. А жаль.

В заключении предлагаем читателям внимательно подумать и ответить на простой вопрос — больше ли стало образованных людей за восемь лет реформы системы образования? Повысилась ли функциональная культура выпускников школ и вузов? Мы считаем, что очень незначительно и одним лишь администрированием эту проблему решить невозможно. Но может быть мы ошибаемся?

6.09. 99

Яков Плинер,
доктор педагогических наук,
депутат 7 Саэйма

Валерий Бухвалов,
доктор педагогических наук