Make your own free website on Tripod.com

Повышение эффективности расходов за счет качества образования

27 января этого года в газете “Izglitiba un kultura” опубликован план повышения эффективности расходов реформы системы образования. Это тот самый план, который министр образования и науки М. Витолс обещал подготовить, вступая в должность. План в целом ориентирован на снижение расходов в системе образования и прежде всего в сфере общего образования — дошкольного и школьного образования. План составлен до 2002 года и по сути своей является опровержением оптимистических заявлений премьер-министра А. Шкеле о неизбежном улучшении экономического положения в ближайшие годы. Напомним читателям, что с приходом правительства Шкеле к власти никаких концептуальных изменений в экономике не произошло, да и не могло произойти. Наши правители не имеют собственных концепций экономического развития, у них в наличии лишь концепции экономического выживания и сохранения собственного благополучия. При подобном подходе системе образования следует готовиться к тому, что подобные планы “повышения эффективности расходов” будут появляться регулярно, ибо совершенно не понятно, а будут ли в нашем государстве доходы, хотя бы на уровне нынешних.

Анализ предлагаемых министром образования мероприятий следует рассматривать в контексте общей реформы системы образования. Как известно реформа системы общего образования, а следует анализировать именно эту часть предложенного плана, ибо она основа всей системы образования, направлена на развитие — сохранение и повышение положительных функций учебных заведений и снижение отрицательных функций, мешающих этой системе нормально развиваться. Поэтому главный вопрос, на который следует ответить — не приведет ли предлагаемое “повышение эффективности расходов” к снижению качества общего образования? Понятно, что это правительство не сможет обеспечить дополнительные доходы в систему образования, так может быть оно способно снизить расходы таким образом, чтобы не снизилось качество образования?

Начнем по порядку. Первый пункт плана предлагает повысить минимальную наполняемость 1-х классов в республиканских городах и районных центрах с 15-и до 18-и учащихся. Вроде изменение незначительное, но учитывая спад рождаемости и ухудшение материального положения населения это приведет к тому, что некоторые школы не смогут скомплектовать 1-е классы, а в некоторых школах 1-е классы будут состоять из 33-34-х учащихся, так как разделить их на два класса не удастся. В результате в первом случае часть учителей придется уволить, во втором случае значительно ухудшится качество знаний учащихся. Первый класс с 33-34-и учащимися, да еще с разным уровнем подготовки детей к школе — это серьезная проблема. Одно из решений, которое являлось бы оптимальным в данной ситуации — это согласование наполняемости 1-х классов с местными органами управления образованием в плане не значится. Понятно, что классы в 33-34-и ученика при примерно одинаковой подготовке учащихся к школе могут быть, но не должно быть таких больших классов с разным уровнем подготовки детей. Разбираться с этой ситуацией должны органы местного управления образованием. Таким образом, вроде бы незначительное увеличение минимального количества учащихся может привести к снижению результатов образования учащихся.

Второй пункт плана предусматривает увеличение минимального числа учащихся в классах средней школы (10-12) в республиканских городах и районных центрах с 15-и до 22 учащихся, в остальных местах проживания с 12-и до 15-и учащихся. Выводы можно сделать точно такие же как и по предыдущему пункту.

Аналогична ситуация и с третьим пунктом, предполагающим увеличение до 2-х минимального числа учащихся специальных групп и классов.

В пункте четвертом предлагается создавать объединенные классы, если минимальная наполняемость классов не соответствует выше указанным нормам, либо местным самоуправлениям обеспечивать дополнительное финансирование этих классов. Сразу скажем о втором. Для многих самоуправлений Латвии это нереально и тем самым обречено на провал. Что касается объединенных классов, то многие педагоги никогда не работали в таких классах и не владеют методикой работы, что неизбежно приведет к снижению качества образования. Что же делать? Учащихся тех школ, где не удается скомплектовать классы в соответствии с новыми нормами можно перевести в другие рядом расположенные школы. Но если таких школ рядом нет, то недоукомплектованные классы следует сохранить. Однако об этом в плане ничего не говорится.

Пятый пункт плана предлагает уменьшить программы образования в основной школе на два урока в неделю, в средней школе на пять уроков в неделю, в специальных школах и группах на один урок в неделю. Отметим, что это при условии, что содержание стандартов образования остается неизменным. Проще говоря, учителя будут вынуждены делать то же самое в меньшее время. Не секрет, что и в настоящее время определенная часть учителей в силу разных причин, главная из которых недостаток профессионализма не в состоянии выполнить требования стандартов. Часть наших учащихся выходят из школы “недоученными” по тем или иным предметам. Ну, а если снизить еще и количество часов, допустим на два в неделю, в год на 70-76, то представьте что из этого может получиться в плане качества образования учащихся. В принципе такое снижение было бы возможно при условии обучения учителей интенсивным методам преподавания, но этого в плане опять таки нет.

Пункт восьмой предлагает увеличить продолжительность учебного года до 38-и недель, что по мнению министерства снизит ежедневную нагрузку учащихся. И это правда, как правда и то, что увеличит общую психологическую нагрузку учащихся с 35-и до 38-и недель. Подобное решение принципиального улучшения ситуации с нагрузкой учащихся не даст, скорее снизит их мотивацию к учебе в июне месяце. Решение нагрузки учащихся должно по нашему мнению идти совсем другими путями — уменьшением фактологического содержания стандартов и интенсификацией педагогического процесса (система Ю. К. Бабансого). Но в плане как вы уже догадались ничего этого нет.

Седьмой пункт предусматривает рациональное использование административных расходов, связывая их с рационализацией численности учащихся со ставками административного персонала. Никаких пояснений в плане не дается, но можно предположить, что сокращение ставок школьных администраторов неизбежно. Возникает только один вопрос — понимают ли авторы этого пункта, что ставки школьных администраторов должны определяться не количеством учащихся, а необходимостью управления административной, методической и воспитательной работой школы. Не получится ли так, что после предлагаемой “оптимизации” в небольших школах останется из администрации лишь один директор, который будет помимо своих директорских функций выполнять еще и функции своих сокращенных заместителей?

Пункт восьмой предполагает перевод финансирования хозяйственных нужд общеобразовательных интернатов на плечи местных самоуправлений. За министерством останется только зарплата педагогов. Можно смело прогнозировать, что часть интернатов после этого “оптимального” шага будет либо просто закрыта, либо будет влачить жалкое существование. Причина одна — доходы самоуправлений, также как и доходы правительства понижаются и нет никаких оснований рассчитывать, что они повысятся в ближайшие годы.

Девятый пункт плана предусматривает передачу средних учебных заведений региональным самоуправлениям, которые будут созданы после территориальной реформы. И здесь опасения те же, что и в предыдущем пункте.

Десятый пункт определяет, что в специальных учреждениях образования государственного подчинения могут учиться дети из любого места Латвии. Это по сути позволяет детям из закрытых спецшкол поехать учиться в другой город, если у их родителей будут деньги на дорогу и содержание детей в другом городе. А в это верится с трудом. Наиболее оптимальным решением могла бы стать организация спецшкол-интернатов в местах наибольшего проживания таких детей, но в плане министерства об этом тоже ничего не говорится.

Последний пункт предполагает установить новую систему оплаты труда учителей, главной особенностью которой является расчет нагрузки учителя в течение всей рабочей недели, включая консультации и подготовку к урокам. Думается, что как и прежде в основу оплаты труда учителей будут положены количественные показатели — стаж работы, сколько времени проводятся консультации, время на подготовку к урокам и другое. Качество преподавания опять остается за пределами внимания министерства.

Завершая краткий анализ предложенного плана, мы вынуждены констатировать, что предлагаемые меры “оптимизации расходов” не обеспечивают главного — сохранения и повышения качества образования учащихся. С помощью этого плана деньги сэкономить наверное можно, но вот вывести систему общего образования из штопора, в котором она находится уже несколько лет вряд ли удастся.

Яков Плинер,
доктор педагогики

Валерий Бухвалов,
доктор педагогики