Make your own free website on Tripod.com

ОХРАНА ПРИРОДНЫХ ТЕРРИТОРИЙ И ОБЪЕКТОВ

РИЖСКИЙ ЗООПАРК

Идея создания зоопарка в Риге родилась еще в конце XIX в., когда там работали небольшие зверинцы, владельцы которых неоднократно предлагали Городской думе приобрести свои зооуголки, чтобы создать основу зоосада. Но только 18 июля 1907 г. было выделено 12 гектаров соснового леса на берегу озера, и началось строительство.

Открытие Рижского зоосада состоялось 14 октября 1912 г., его первым директором стал известный в то время ученый, автор ряда книг о животных Прибалтики Карл Греве (1868-1934). Посетители могли познакомиться с 267 животными 88 видов, а через год коллекция почти удвоилась, достигнув 154 видов. Много интересных птиц и зверей подарил зоопарку знаменитый Ф.Фальц-Фейн, основатель всемирно известного зоопарка-заповедника Аскания-Нова.

Рижский зоосад имел немного видов животных, но условия их содержания были лучше, чем в большинстве других зоопарков мира. Однако началась первая мировая война, и зоосад пришел в упадок. В 1917 г. Рига была оккупирована немецкой армией, и большинство животных вывезли в Германию. Только осенью 1932 г. решено было полностью восстановить зоосад. Через год Рижский зоосад вновь открылся для посетителей, но его коллекция оказалась вдвое бедней, чем прежде. Из 124 животных часть была куплена в других зоопарках, большинство зверей и птиц подарены любителями. К 1944 г. коллекция насчитывала около 400 животных.

В зоопарке не было какой-либо специализации, но лучше всех жилось хищникам. Тигры, например, размножались почти каждый год и за 15 лет дали приплод из 20 животных. Среди потомства был и бенгальский тигр Пурш, который был снят во многих фильмах.

В послевоенные годы в зоосаде открылись аквариум и террариум, возник кружок юных зоологов, начал работать научно-просветительный сектор. В созданный научный совет вошли крупнейшие зоологи республики и специалисты зоосада. К середине 50-х годов площадь зоопарка увеличилась на 8 гектаров, обогатилась коллекция, в которой уже было 360 видов. Живые экспонаты прибыли из разных стран мира. В 1957 г. из Китая получили пару тибетских диких ослов - киангов. От этой пары пошло потомство, и сейчас в зоопарке крупнейшее стадо этих копытных, содержащихся в неволе. Кианг стал не только гордостью зоопарка, но и его эмблемой. Появился и горал - единственный представитель рода из семейства полорогих, которого не имел ни один зоопарк России и Западной Европы.

Строили новые помещения, увеличивалось число видов животных за счет закупок и обмена с другими зоопарками, а количество животных росло за счет размножения. В зоопарке размножались пустельга обыкновенная, большой желтохохлый какаду и гуаякильские попугаи, крыланы - египетские летучие собаки, бухарский олень, зебры, ягуар, гиеновая собака и многие другие.

Вообще получить потомство в зоопарке - дело совсем не простое. Мало знать биологию животного, ведь зоологи изучают животных в природе, в их естественной обстановке с присущими каждому связями в биоценозе. На ограниченной площади зоопарка, в чуждых климатических условиях, вне естественного ландшафта воссоздать природные условия просто невозможно, а значит, и поведение животного в зоопарке будет иным, по сравнению с условиями дикой природы. Размножение животных в зоопарках - дело и очень необходимое: скорее всего именно зоопарки станут тем надежным местом, где за счет размножения удастся сохранить многих животных, которым грозит исчезновение в природе.

Со времени возникновения площадь зоосада увеличилась до 23 гектаров, а число видов до 509; в коллекции более 90 редких и исчезающих видов, включенных в Красную книгу. Зоопарку хотелось бы иметь животных все больше и больше. Но их число не может расти бесконечно по многим причинам, и прежде всего приходится направлять усилия на то, чтобы обеспечить хорошие условия уже живущим в зоопарке животным.

Рижский зоосад поддерживает деловые связи с другими зоопарками мира, изучает совместно со специалистами из Берлина и Ростока киангов, обменивается животными с зоопарком города Кобе - побратима Риги. Японские коллеги передали группу японских макак и небольших южноамериканских обезьянок - беличьих саймири, Рижский зоопарк подарил выдр и бобров. В 1981 г. в Риге была организована конференция специалистов Балтийских зоопарков, и теперь она стала традиционной.

За время своего существования Рижский зоопарк стал крупным исследовательским центром: здесь разрабатываются методики и рекомендации по содержанию и разведению в неволе редких видов фауны нашей планеты. По-прежнему Рижский зоосад- любимое место отдыха рижан и гостей столицы, а также настоящий центр пропаганды охраны животного мира.

Вопрос.

Какие условия необходимо соблюдать в зоопарках для обеспечения нормальной жизнедеятельности животных?

ЗАПОВЕДНИКИ И ПРОМЫШЛЕННЫЕ ЗАГРЯЗНЕНИЯ

За Полярным кругом, в самом центре Кольской земли, расположился Лапландский заповедник.

Площадь заповедника невелика - 2800 км2, т.е. около 2% территории Мурманской области, однако здесь удачно и полно представлены все основные ландшафты, характерные для полуострова, нет лишь приморских. Флора и фауна заповедника - не только виды европейского севера, но и более умеренных широт: Гольфстрим как бы придвигает эту заполярную область вплотную к зоне умеренного климата.

Тем не менее это все же северная тайга, и большая часть заповедной территории покрыта хвойными лесами. Встречаются сосновые боры, десятки тысяч гектаров занимают горные массивы со скалистыми вершинами и пологими склонами, много красивых рек и озер.

Заповедник - северная граница распространения тетерева, южная граница - для куропатки и песца. С северным пределом хвойных лесов совпадают границы распространения норвежского лемминга, гадюки обыкновенной, рыси, медведя, куницы, рябчика, глухаря и некоторых других видов. Среди пушных здесь обычны лиса, росомаха, заяц-беляк, белка, горностай. Заповедник - единственное место, где можно увидеть бобра в естественных условиях при дневном свете (так как летом ночь мало чем отличается от дня).

17 января 1930 года - день рождения Лапландского заповедника. Организатором и первым директором заповедника был Герман Михайлович Крепс, выпускник сельскохозяйственного института, участник экспедиций на Кольской земле.

Дикий олень был основным объектом охоты и промысла жителей в ХIХ веке. Но в начале ХХ века количество животных сократилось. При подсчете диких оленей Крепс насчитал всего 95 особей. Видя, что медлить со спасением оленя нельзя, Г.М.Крепс вместе с друзьями и коллегами приняли активное участие в скорейшей организации заповедника.

Взятое под охрану оленье стадо быстро росло, и к 1967 году достигло 12640 голов. Территория оказалась перенаселена, специалисты заповедника предложили регулировать численность оленя ежегодным промыслом. Но промысловики развернули работу лишь через 7-8 лет, когда численность оленя уменьшилась вследствие падежа из-за бескормицы. Промысел ослабленных животных привел к резкому сокращению количества оленей; сегодня жизнеспособность популяции оленей вызывает тревогу.

Значительный ущерб понесла и сама территория заповедника в результате проведения рудных разработок, создания водохранилищ, строительства центра цветной металлургии в Мончетундре.

В переводе с лопарского Мончетундра - красивая тундра. Этот прекрасный край начал изменяться с связи с загрязнением атмосферы. Началом загрязнения северо-восточной части заповедника, непосредственно примыкающей к промышленной площадке комбината "Североникель", следует считать 1939 год, когда он произвел свою первую продукцию - огневой никель. В 1946 году от выбросов комбината уже значительно усохли леса в радиусе 6 км. До начала 60-х годов никакие выбросы не утилизировались. Неудивительно, что к 1969 году зафиксированы значительные изменения в составе растительных сообществ уже на расстоянии 17-20 км от комбината.

В 1969 году было обнаружено повышенное содержание металлов в хвое деревьев (0,22%) и в тканях лишайников (0,55%), что наглядно показало высокий уровень промышленного загрязнения. Для восстановления такого фитоценоза естественным путем необходимо 500-800 лет!

При работе комбината в атмосферу выбрасывалось большое количество сернистого газа и других соединений серы, в виде пыли поступал металл.

Для оценки влияния комбината на растительность заповедника очень много дали специальные работы, в которых в качестве биологических индикаторов использовались лишайники и хвоя сосны и ели. Круглогодичность жизненного цикла, долголетие и высокая чувствительность лишайников (на порядок выше, чем хвойных) к токсическим веществам делает их незаменимыми для биомониторинга. Выяснилось, что по мере приближения к источнику загрязнения хвоя начинает отмирать при концентрации сернистого газа 0,02 мг/л, суммарном содержании металлов свыше 50 мг/кг и серы более 1000 мг/кг. Поражение деревьев усиливается вторичным повреждением холодом: видимо, загрязняющие вещества действуя на хвою, вызывают ее разрушение и значительно снижают морозостойкость. Ускоряется гибель хвойных. Для выяснения влияния на состояние водоемов сотрудники заповедника изучали химический состав снежного покрова и поверхностных вод в конце зимы и в половодье в нескольких крупных реках и ручьях, впадающих в озера Имандру и Чунозеро, т.е. на расстоянии 20-40 км от комбината. Выяснилось, что зимой снег был сильно загрязнен тяжелыми металлами, а его рН составлял 3,9 - 5,1.

Концентрация никеля и меди на пике половодья боле чем в 20 раз выше нормы.

За счет загрязнения водоемов сильно обеднен состав водной растительности и мелких беспозвоночных, служащих основным кормом для рыб, в результате они нерестятся не каждый год, а плодовитость их низка. Мышевидные грызуны, обитающие поблизости от этих зон, потеряли треть своего видового разнообразия и 80% численности. У оставшихся чрезмерно накоплены тяжелые металлы во внутренних органах, понижено содержание гемоглобина в крови, имеются генетические нарушения, замедлено половое созревание. Во многом похожи и патологические отклонения у птиц. Изучение и сопоставление "Летописи заповедника" -исследований разных лет - приводит к выводу: живая природа в радиусе 30 км вокруг комбината необратимо гибнет. Говоря о бедах природы, нельзя не сказать, что они повсеместно сопровождаются деградацией здоровья людей. Человек не может приспособиться к столь сильным изменениям окружающей среды, его адаптация- это начальная фаза заболеваний или мутаций. В Мончегорске за 1983-1985 годы заболеваемость выросла на 64%, причем 3/4 заболеваний - болезни органов дыхания. Биохимики, анализируя легочную ткань умерших мончегорцев, отмечают ее неестественно коричневый цвет и высокое содержание в ней металлов. Особенно велика заболеваемость детей кожными болезнями. Миллионы кубометров неочищенных промышленных стоков десятки лет отравляют жемчужницу заполярья - озеро Имандра, откуда одновременно берут питьевую воду. Большое количество металлов в организме рыб Имандры делает их непригодными для питания, как и грибы, ягоды, собранные в радиусе 30 км от "Североникеля". Зона распространения сульфатов, никеля, меди в районе Мончегорска простирается более чем на 100 км от комбината.

Проблема сохранения окружающей среды превратилась в проблему выживания человека и природы.

Задание.

Предложите решения проблем загрязнения заповедной зоны.

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПРИГРАНИЧНЫЕ ЗАПОВЕДНИКИ

Границы государств, отражающие этническую, политическую, социально- экономическую дифференциацию человечества, в пределах континента редко совпадают с природными рубежами. К тому же последние преимущественно не линейны, а представляют собой переходные полосы различной ширины. Иногда границы проходят по крупным рекам (Амур, Дуфи, Рио-Гранде), деля пополам долинные природные комплексы, или пересекают большие озера (Охрид и Преспа на Балканах, североамериканские Великие озера, Ханка и Буир-Нур, Танганьика) с их целостными экосистемами. Как правило, через территории многих государств простираются видовые ареалы растений и животных: иногда же по разные стороны границы оказываются части локальных популяций, разобщение которых создает угрозу их выживанию. Теперь, с назреванием глобального экологического кризиса, настало время переоценить многие привычные представления, включая концепцию государственных границ, обогатить ее новым - биосферным - содержанием. Необходимо сотрудничество государств для создания двусторонних (или многосторонних) приграничных охраняемых природных территорий.

Создание заповедников у границ государства имеет свои преимущества: малонаселенность приграничных территорий, преобладание малонарушенных природных комплексов, представляющих особою ценность для заповедников. Выделить для охраны участок значительной площади, необходимый для крупных хищных зверей и птиц, кочующих копытных и др., силами двух (или более) государств легче, чем в одиночку. Если на границе имеются какие-либо заградительные сооружения, препятствующие свободному перемещению животных, именно заповедники могут открыть пути для восстановления популяционных контактов, послужить своего рода воротами. В мире существуют уже многие десятки пар охраняемых природных территорий у границ соседствующих государств. Лидирует Европа, где насчитывается 24 пары приграничных заповедных территорий, принадлежащих 20 странам. Однако первым возник "международный парк мира" в Северной Америке в 1932 году на базе национального парка Глейшер в штате Монтана (США) и канадского парка Уотертон-Лейкс в провинции Альберта.

Обширный биосферный резерват, включающий международный парк Ла- Амистад, формируется на стыке территорий Коста-Рики и Панамы. В Кении и Танзании большинство заповедных территорий сосредоточено вблизи границы между этими государствами, среди них крупнейший в мире резерват Серенгети-Нгоронгоро, в Кении его продолжением служит национальный резерват Маси-Мара.

Небольшой опыт в образовании приграничных заповедников накоплен, хотя и не обобщен; проблемы, сопутствующие их учреждению и функционированию, пока специально не анализировались.

На границе Белоруссии с Польшей находится заповедник Беловежская пуща, который, в результате раздела некогда единой территории, оказался в двух государствах. Костомукшский заповедник, созданный на границе Карелии с Финляндией,- пример решения природоохранной задачи по хорошо скоординированному плану. На Западно-Карельской возвышенности охраняется живописный лaндшафт. У границы с Финляндией сохранились довольно обширные леса, не пострадавшие от вырубок, среди них лежит одно из самых чистых среди крупных озер республики - Каменное. В 1983 году в Карелии, почти вплотную к финской границе, на площади 47 569 га был учрежден Костомукшский заповедник. Спустя три года начали организацию международного заповедника на территории Финляндии, где выделено пять отдельных участков. Структура международного заповедника "Дружба" соответствует типу "крупный остров с архипелагом маленьких островков".

Приграничных территорий, где целесообразно, а иногда и необходимо создавать международные заповедники, много, особенно в горах Средней Азии, на юге Сибири и на Дальнем Востоке. В Средней Азии (с участием Китая, Афганистана и др. стран) выдвинуты предложения по организации приграничных заповедников в связи с охраной снежного барса. На Дальнем Востоке намечается до десятка вариантов приграничных заповедников. Они затрагивают как сухопутные, так и морские границы с Китаем, Северной Кореей, Японией, США.

Разрабатываются планы организации обширного международного парка мира по обе стороны Беренгова пролива. Здесь будут охраняться природные комплексы на берегах древней суши, морские млекопитающие и колониальные морские птицы, канадский журавль и др.

Недалеко расположены друг от друга Курильские острова, где существует Курильский заповедник и заказник "Малые Курилы", и остров Хокайдо (Япония), на котором разместился национальный парк "Акан". Есть условия для строительства "экологического моста", что поможет обеспечить эффективную охрану морских млекопитающих и птиц, а также японского журавля, рыбного филина, зимовок лебедей и орланов. В материковой части Дальнего Востока необходимо организовать заповедник на озере Ханка и Приханкайской равнине, где осенью и весной отдыхает огромное количество перелетных водоплавающих птиц.

В заповеднике Кедровая Падь обитает амурский барс. Популяция его находится под постоянной угрозой исчезновения, так как обеспечить охрану на очень небольшой площади невозможно. Выход один - включить Кедровую Падь в систему охраняемых территорий природной области Восточно- Маньчжурских гор. Проект совместно с Китаем, Кореей разрабатывается. Подведем некоторые итоги. У границ государств могут и будут создаваться охраняемые территории различного статуса: заповедники, в том числе биосферные, предназначенные прежде всего для научных исследований; специализированные резерваты; национальные парки.

Формировать международные приграничные охраняемые территории можно по-разному: образовывать "сестринскую пару" из уже созданных, но не координировавших свою деятельность заповедников; организовывать новый заповедник по соседству с уже существующим за границей; одновременно создавать блок новых заповедников усилиями двух и более государств. Пространственная структура тоже может быть разной - от монолитной до сложно фрагментированной с промежуточными вариантами. Единого критерия выбора того или иного варианта нет, однако предпочтительней выделять крупное целостное ядро, простирающееся по обе стороны границы. В любом случае заповедные участки должны связываться буферными зонами с режимом строго регулируемого использования.

Приграничные заповедники должны быть в пределах одного природного района и не иметь между собой естественных или искусственных рубежей, препятствующих свободному взаимодействию популяций.

Международные приграничные заповедники - ключевой фактор формирования целостной мировой сети охраняемых природных территорий.

Вопрос.

Какие проблемы возникают при организации международных приграничных заповедников?

ЗАПОВЕДНИКИ ДЛЯ МИКРОБОВ

Говоря о сохранении генетических ресурсов, или разнообразия, биосферы, обычно имеют в виду диких животных или растения. Именно для них создают заповедники и заказники, а угроза исчезновения редкого вида зверей или птиц быстро возбуждает внимание общественности. Правда, теперь стало ясно, что необходимо охранять и природные сообщества, и уникальные ландшафты. Но заповедники для микробов? Эта идея не то, чтобы воспринимается в штыки, но многим кажется неожиданной - ведь микробы есть всюду, они наши враги, с ними нужно бороться, стерилизуя, дезинфицируя. Но отбросим привычным штамп "врага под микроскопом" и попытаемся осознать, что среди этих древнейших организмов, создавших условия для существования биосферы, которую мы пытаемся сохранить, есть не только враги, но и лабораторные объекты для фундаментальных биологических исследований, что микроорганизмы - это богатейшие ресурсы для биотехнологии.

В последние годы открыто около трети новых родов (не видов!) бактерий, большинство которых обнаружено в строго анаэробных местах обитания. Эти новые микроорганизмы - неисчерпаемый источник знаний. Обнаружена тесная трофическая связь разных бактерий в одном сообществе. Более того, в нем выявлены так называемые синтрофные пары, в которых раздельное существование организмов абсолютно невозможно, поскольку продукт жизнедеятельности одного служит субстратом для другого... Членов такого сообщества можно выделить (хотя и с большими трудностями) и культивировать, но воссоздать само сообщество из коллекционных культур удается далеко не всегда, поскольку в его составе, видимо, имеются немногочисленные, но необходимые для существования компоненты. Следовательно объектом охраны должны быть не отдельные анаэробные микроорганизмы, а их комбинация, но лучше - все сообщество.

Итак, природное сообщество представляет собой наиболее важный резервуар потенциальных микробных ресурсов, его нельзя заменить никакой самой полной и тщательно сохраняемой коллекцией микроорганизмов. Лишь оно может служить источником микробиологических объектов для разного рода исследований и ценно не только составляющими его компонентами, а и само по себе как целое. Приведем несколько примеров микробных сообществ, научная и прикладная ценность которых не вызывает сомнений, чтобы убедиться, насколько насущна для них охрана. Первые из них - сообщества гидротерм. Открытые в последние годы, эти сообщества стали сенсацией, поскольку в них обнаружены необычные микроорганизмы: одни из них развиваются при температуре лишь немногим ниже 100,5 0С, другие находятся в симбиотических отношениях с вестиментиферами, моллюсками, креветками и обитают вблизи глубоководных выходов вулканических газов. Сейчас специалисты пытаются понять, чем обеспечивается столь необычная в живом мире устойчивость клетки к высокой температуре и выяснить молекулярные глубины симбиоза. Микробные сообщества гидротерм уже служат источником для выделения термофильных анаэробных штаммов микроорганизмов, которые используются для биотехнологической переработки продуктов растениеводства. Такая переработка и более выгодна, и менее трудоемка: при столь высокой температуре не может развиваться банальная микрофлора, загрязнение которой приходится опасаться в биотехнологических процессах; нет необходимости ограничивать или полностью прекращать поступление в ферментатор кислорода, поскольку его растворимость, как известно, падает с повышением температуры; и - это очень важно - повышается скорость ферментации.

Нуждаются ли эти сообщества в защите?

Жизнь гидротерм изменчива и быстротечна: минеральные отложения цементируют ее русло, заполняют исток, течение меняется, перемещаются и зоны, населенные бактериями. А если горячий источник заключен в трубы и его вода используется для лечения или обогрева жилья, ясно, что это отнюдь не продлевает его жизнь: как естественный биоценоз он перестает существовать.

Еще одна опасность грозит гидротермам со стороны любителей попутешествовать и полюбоваться красотами природы - после них источники слишком часто оказываются заваленными мусором.

Как микробные ресурсы для микробиологии необходимо охранять не только сами термальные источники, а и область их питания. Если оградить микробный биоценоз от доступа человека и защитить от механических повреждений особых трудностей не представляет, то сохранить неизменной область питания источника - сложно и дорого. И тем не менее это необходимо.

В 30-х годах замечательный микробиолог-натуралист Б.В.Перфильев описал весьма интересный организм - Thiodendron latens - в источнике, расположенном в получасе ходьбы от поселка Курортное на Керченском полуострове. В 80-х годах микробиолог Г.А.Заварзин пытался обнаружить там тиодендрон, но каждый раз находил лишь оборванные сероватые пленки. Наконец, однажды повезло. Единственная за три года находка очень редкого микроба, столь ценная для микробиолога, была сфотографирована, образец микробной пленки привезли в институт, но получить культуру тиодендрона так и не удалось, его колония осталась лишь запечатленной на микрофотографии. Кстати, до этого не было даже и снимков, а только рисунки Перфильева. Тиодендрон растет в одном месте, в единственном биоценозе. Так разве он менее цене, чем какое-либо редкостное растение, и разве не нуждается в охране его единственное место обитания? Тиодендрон не исследован современными методами, но может статься, что и не попадет на лабораторный стол, если до источника доберутся люди.

Другой пример сообщества, очень чувствительного к воздействию человека,- сообщество синезеленых водорослей, или цианобактерий. Они встречаются повсюду и заслужили репутацию признаков сильного загрязнения водоемов. Но не о них здесь речь, а о тех, которые обитают в лагунах с переменной соленостью и бедных эвкариотными организмами. Такие сообщества являют собой модель жизни на Земле в далекие эпохи, когда еще не было эвкариот, и представляют уникальную возможность заглянуть в прошлое органического мира.

Цианобактериальные сообщества представляют морфологически структурированное объединение множества разнообразных микроорганизмов. Значительная часть их не выделена в чистую культуру и потому формально как бы не существует для микробиологов.

Сообщества цианобактерий необычайно ранимы, их жизнь может порваться от простых механических повреждений, следы человека, в том числе исследователя, сохраняются годами. Эти сообщества, когда-то покрывавшие Землю, оставили свидетельства своей жизни - строматолиты - слоистые осадочные породы, характерные для длительных периодов протерозоя. Они исчезли, скорее всего, с появлением позвоночных, питавшихся бактериями, и сохранились лишь в таких областях, где эти животные почти не могла развиваться. Совершенно очевидно, что немногие места в нашей стране (общей площадью лишь в несколько десятков или сотен квадратных километров), где сохранились цианобактериальные сообщества, нуждаются в охране и защите, и надежда только на заповедники.

Приведенные примеры - это лишь наиболее яркие и хорошо известные микробные сообщества.

Не менее ценны биоценозы, в которых микроорганизмы сосуществуют с беспозвоночными, например, сообщества бухты Кратерной на Курильских островах. Пока она малодоступна для человека, но где гарантия на будущее?

Ресурсы бактериологического материала, наиболее доступные для сегодняшних биотехнологических целей, складываются не только из коллекционных штаммов, но и из природных сообществ. Ясно, что и защите подлежат не отдельные микроорганизмы в пробирках, а природные биоценозы. Заповедники для микробов нужны, пожалуй, не менее, чем для любых других генетических ресурсов. Добавим, что микроорганизмы более любых других зависят от условий окружающей среды и поэтому являются чувствительными индикаторами ее состояния. Среди них также имеются эндемичные формы, приуроченные к строго определенным местам обитания.

Кто в состоянии сказать, какие из низших эвкариотных организмов будут завтра желанным объектом биотехнологии? Сегодня пока им служат бактерии. Кто в состоянии утверждать, что наши знания о них столь же

соответствуют завтрашним потребностям биотехнологии, как соответствовали знания, скажем, об Escherichia coli при зарождении генной инженерии?

ЗАКАЗНИК ДЛЯ ЛИШАЙНИКОВ

Возможно, несколько странным покажется это - беречь лишайники, слишком непривычно слышать слова: "заказник для лишайников"... Нужен ли он? Ведь эти невзрачные растения не собирают в букеты, не заготавливают на зиму, как грибы или ягоды.

Однако, осмотритесь внимательно в городском саду, парке, сквере. Здесь вам едва ли удастся обнаружить лишайники.Какое же невидимое препятствие встречают лишайники на своем пути, что мешает их росту в городе?

Загрязненный воздух! Оказалось, что эти неприхотливые растения его не выносят.

Лишайники - индикаторы состояния воздушной среды. Там, где их много, можно дышать полной грудью - воздух наверняка чист и целебен; если же они стали исчезать с обычных мест обитания, значит, и туда стали проникать копоть и дым.

Загрязненный воздух - не единственный враг лишайников. Не меньше страдают хрупкие растения от механических повреждений. Их ломкие слоевища - так называется тело лишайников - рассыпаются в пыль от малейшего прикосновения, особенно в засушливую погоду, а растут очень медленно - не больше, чем на 1-3 миллиметра, всего на булавочную головку в год. Пройдет человек по лесу, помнет траву - смотришь, она уже поднялась, расправилась и покачивается на ветру, чистая, свежая, ярко-зеленая. Куда труднее лишайникам - им не выпрямиться, не расправиться. Пройдут годы, а то и десятилетия, пока на месте сломанного появиться новое крошечное растение.

Как же уберечь лишайники от гибели? Численность некоторых их видов катастрофически уменьшается, и, если не принять срочных мер, им грозит полное исчезновение.

Каждый шаг в лесу, поставленная на поляне палатка, разожженный костер могут принести гибель лишайникам. Но нельзя же ходить по лесу, все время глядя под ногу и выбирая место для каждого шага!

Единственная возможность сберечь хрупкие, трудно возрождающиеся растения - это создать охраняемые территории, куда доступ будет разрешен только специалистам. В проливе Моонзунд у берегов Эстонии на маленьким острове Вормси, расположенным в трех километрах от материка для этой цели - идеальное место. В 1982 году на выступающей в море части острова - Румпо - создан заказник. Где, как не здесь, в лаборатории, созданной самой природой, изучать лишайники! Ведь до сих пор они во многом остаются загадкой для специалистов. Еще и теперь не до конца выяснено, каковы взаимоотношения гриба и водоросли в лишайнике, почему какой-либо вид гриба уживается с определенным видом водоросли, как находят они друг друга, создавая бесчисленное многообразие форм.

Лишайники оказались весьма сложным объектом изучения: очень уж медленно они растут. Чтобы вырастить в лаборатории взрослое растение, требуется не меньше двадцати лет, а может быть и вся жизнь исследователя. Трудно проводить столь долговременный эксперимент!

Лишайники первыми поселяются на свежеобнаженных каменистых поверхностях, застилают их разноцветными лоскутками. Солнце, вода и минеральные соли - вот все, что нужно им для жизни. А со временем на сухой корочке появятся мхи: лишайники постепенно растворят и размельчат своими выделениями поверхность монолита, а отмирая удобрят, обогатят формирующуюся почву. За мхами потянутся травы, затем кустарники, деревья. А ведь если бы не лишайники, на камнях попросту не образовалась бы почва, пригодная для цветковых растений,- вот наглядный пример сложных экологических связей, доказательство незаменимости любых, самых невзрачных на первый взгляд растений.

Вопросы.

  1. С какой целью охраняют лишайники? Что можно узнать, изучая лишайники в заказнике?
  2. Какие проблемы возникают при охране лишайников и как их можно решить?

ОХРАНЯЕМЫЕ ЛИШАЙНИКИ В ЛАТВИИ

В результате многолетнего изучения лихенофлоры Латвии обнаружено много редких видов лишайников, нуждающихся в охране. Первые публикации по необходимости охраны лишайников в Латвии относятся к концу 70-х и началу 80-х годов. В 1983 году в Совет Красной книги Латвии был представлен список 20 видов макролишайников для занесения в Красную книгу и 1 апреля 1985 года это было сделано. К 0 категории относятся 4 лишайника, к 1 категории - 11, ко 2 - 4, к 3 - 1 лишайник. За уничтожение биотопа особо охраняемых лишайников взимается штраф. Необходимо отметить, что занесенные в 0 категорию виды лишайников за последние 40 лет не обнаружены. Виды лишайников других категорий обнаружены в последние годы и большинство из них произрастает на охраняемых территориях. Можно предположить, что эти виды сохраняться и в дальнейшем. Но даже на территориях заповедников и заказников наблюдается сокращение популяции некоторых видов лишайников, как например, Lobaria Pulmonaria. Это вызвано деятельностью человека: вырубкой лесов, загрязнением атмосферного воздуха и др.

НОВОГОДНИЕ ЕЛОЧКИ

В Европе, Азии и Северной Америке произрастают ели 45 разных видов. Живут ели до 250-300 лет, некоторые даже до 500 лет. Ель очищает воздух, выделяет кислород. Четыре ели средней величины могут обеспечить человека необходимым количеством кислорода на протяжении всей жизни.

Праздничная ель имеет давнюю историю. Много-много лет назад люди во время своих ритуалов поклонялись силам природы. Поклонялись и деревьям, поскольку они приносили людям много добра. Шло время, и люди в рождественскую ночь стали заносить елку в дом.

Эта традиция сохранилась до наших дней. Но ель растет медленно: за восемь лет она достигает примерно 90 сантиметров.

Чтобы не рубить елки в лесу, многие в Новый год наряжают синтетические елки либо елочные ветки. А некоторые "приручают" елку, выращивают комнатные хвойные деревца.

На окне можно вырастить многие красивые хвойные растения: кипарис, кипарисовник, криптомерию, подокарпус, или новоплодник. Вот тогда у вас к новогоднему празднику будет большой выбор своих "елочек".

Хвойный лесок на подоконнике одарит вас ароматом. От него легче дышится, да и вредных микробов в помещении поубавится, аромат их губит. К тому же хвойные растения очень красивы. И для их выращивания можно использовать северные и западные окна. А на них не каждый зеленый друг сможет ужиться.

Строен, красив кипарис. На Черноморском побережье кипарис вечнозеленый вырастает до 30 метров высотой, крона густая, пирамидальная. Хвоя у него темно-зеленая, мелкая, в виде чешуек. Растет он быстро, устойчив к газу и пыли. Родина кипариса Малая Азия и Средиземноморье.

Растет на Черноморском побережье и кипарис Лузитанский. У него сизо-зеленая хвоя, деревья высотой до 30 метров с пирамидально-конусовидной кроной. Ствол прямой, стройный, красновато-бурый. Интересно, что растет он еще быстрее кипариса вечнозеленого. Молодые растения хорошо переносят пересадку. Родина его - горные районы Мексики.

Хвойные заросли из стройных кипарисов и других растений вырастить на окне не сложно. Растут они здесь хорошо. Обычно выращивают их из семян. Тогда они лучше приспособятся к климату вашей комнаты и будут развиваться особенно пышно. Несложно вырастить на подоконнике и кипарисовик. Это одно из самых красивых хвойных растений. Кипарисовик Лавзона привлекает блестящей голубовато-зеленой хвоей в виде чешуек. Растет он не спеша, любит северные и западные окна. Зиму хорошо переносит в прохладном и светлом месте.Очень изящна криптомерия японская. Крона у нее стройная, пирамидальная. Это очень декоративное дерево на воле достигает высоты 30 метров. Летом крона золотисто-зеленая, а зимой темно-зеленая. Растет криптомерия быстро, не боится тенистых мест. Большой интерес представляют криптомерии с серебристой или золотистой хвоей. Это хвойное деревце иногда плодоносит и в комнате. А вот посмотришь на подокарпус и сразу не поверишь, что перед тобой хвойное дерево. Хвоя у него необыкновенная: широкая, плоская и очень напоминает листья. Растение иногда называют ногоплодником. В Японии садоводы выращивают мини-елочки. Их рост 80 санти- метров. Эти деревца уже стали прекрасным и пользующимся спросом экспортным товаром. В Голландии ели сейчас продают в посуде, со всеми корнями. После Нового года каждый может посадить свою елочку в пригородном лесу.

Задания.

  1. Многие жители самовольно вырубают елки в лесу и парке. Предложите меры по охране елочек.
  2. Перед рождеством улицы украшают большими красивыми елками. Но ведь можно было бы выращивать зеленые пышные ели прямо на улице и украшать их к празднику. Однако в городах часто не удается вырастить красивые большие ели. Почему?

АККЛИМАТИЗАЦИЯ РАСТЕНИЙ И ЖИВОТНЫХ

Время от времени та или иная страна, или целые континенты испытывают потрясения, начавшиеся, казалось бы, с незначительного события: случайного завоза животных или растений с других материков.

Водное растение с мягкими и длинными стеблями -канадская элодея - попала в Англию с грузом американского леса. Оно с необычайной быстротой заселило реки, озера, каналы, пруды по всей стране. Сплошная растительная масса мешала движению судов, рыболовству, забивала дренажные канавы.

В конце ХIХ века энтомолог-любитель Трувело привез домой, в штат Массачусетс, некоторое количество яиц европейского непарного шелкопряда. По недосмотру несколько гусениц, которых он вывел из яиц, оказались на свободе. Размножившись, они положили начало одному из крупных нашествий вредителей на востоке США.

В конце 30-х годов несколько африканских малярийных комаров попали (видимо, в авиатранспорте) в Бразилию. Через несколько лет в стране вспыхнула тяжелейшая эпидемия африканской малярии.

Но человек и намеренно перевозил животных с одного материка на другой, не ведая о возможных последствиях. Европейский кролик, привезенный в Австралию, стал там национальным бедствием. До сих пор страдает та же Австралия от европейских скворцов, опустошающих сады и огороды. В озере Виктория (Африка) с его уникальной ихтиофауной в 50-х годах был выпущен нильский окунь, чтобы разнообразить рыбные уловы. Вопреки надеждам, вселенец истребил многие местные виды рыб.

Таким образом, случайное попадание в новые места животных и растений - это беда, с которой борется санитарная служба в любой стране. Другое дело - намеренное переселение с целью акклиматизации: оно должно быть строго научно обосновано, проанализированы возможные результаты. Что же такое акклиматизация? Буквально это слово означает приспособление организмов к климату. Но издавна этот термин толковался более широко - как приспособление не только к климату, но и к почвам, к биоценозам. При таком понимании акклиматизация - это сложный биологический процесс.

В настоящее время считается справедливым разделение акклиматизации на два различающихся процесса. Первый - это адаптация без генетических изменений. Так происходит акклиматизация растений, по-видимому также акклиматизируются и некоторые дикие животные, когда условия новой и родной среды очень близки. Поскольку индивидуальная адаптация не передается по наследству, акклиматизация в данном случае относится к каждой отдельно взятой особи и совершается в течение ее индивидуальной жизни.

Второй род акклиматизации связан с приобретением генетически закрепленных адаптаций (передающихся по наследству).

Искусственное переселение животных явно различается целями и результатами, и его можно разделить на четыре формы.

Первая из них - переселение животных за пределы их естественного ареала, для обогащения фауны новым видом и использования его в хозяйственных или иных целях. Только эту форму можно считать акклиматизацией, поскольку внедрение животных в новый биоценоз сопровождается генетическим преобразованием, закреплением адаптаций в потомстве, изменением структуры биоценоза.

Вторая форма - возвращение животных в свой прежний ареал, из которого они некогда исчезли. Им нет нужды приспосабливаться, все генетически обусловленные адаптации у них уже есть, они просто занимают опустевшую было свою собственную экологическую нишу (т.е. идет реакклиматизация). Третья форма расселения - выпуск животных в популяции тех же видов для повышения плотности заселения угодий, улучшения продуктивности местных популяций, повышения их жизнестойкости. Однако такие особи либо вытесняются местными животными, либо бесследно растворяются в местной популяции. Этой формой переселения преследуются в основном селекционные цели, к акклиматизации она не имеет отношения. И наконец, четвертая форма - выпуск диких животных для разведения под опекой человека с целью сохранить редкие виды или увеличить их численность.

Перестройка фауны путем акклиматизации новых видов -очень сложное дело. Если уж без нее нельзя обойтись, то проводить такую работу надо экологически грамотно. А для этого надо знать механизмы столь сложного процесса. С системной точки зрения, акклиматизационный процесс -это сложное взаимодействие биологических систем. Начинается он с вселения нового вида, что приводит к нарушению равновесия в биоценозе.

Вселенцы попадают в новые условия среды, к которым частично или полностью не приспособлены. Часть особей, не сумев приспособиться, гибнет, а выжившие особи занимают свойственную им экологическую нишу. Если она была свободна, то вселенцы на первых порах не испытывают воздействия со стороны членов местного биоценоза, создаются благоприятные условия для размножения, что новый вид и использует. Численность нового вида стремительно растет, пока позволяют кормовые ресурсы. А затем снижается до безопасного для биоценоза уровня.

Одновременно в группе вселенцев происходят специфические процессы и на генетическом уровне. Часть особей гибнет, а будущая популяция начинает формироваться из немногих жизнеспособных особей. С каждым новым поколением накапливается генотипическая изменчивость, доходя до уровня, свойственного данному виду, т.е. генетическое равновесие восстанавливается.

Таким образом, в акклиматизационном процессе можно выделить три ясно выраженные стадии.

В стадии НАТУРАЛИЗАЦИИ не происходит генетических преобразований, идет лишь индивидуальная адаптация. Уцелевшие особи становятся основателями популяции нового вида.

Стадия ЭКОЛОГИЧЕСКОГО ВЗРЫВА начинается с размножения уцелевших особей, численность которых быстро растет, но лишь временно и при наличии больших запасов пищи и отсутствии экологических конкурентов. Затем численность сокращается под действием регулирующих факторов биоценоза.

Если новый вид уцелеет, наступает третья и последняя стадия- ПОПУЛЯЦИОННАЯ. Здесь новый вид становится членом биоценоза, включается во все его взаимосвязи.

Вопросы.

С помощью каких методов можно заранее определить -будет ли акклиматизация успешной или нет? Какие условия необходимо соблюдать для успешной акклиматизации?

И РОГА НА ГЕНОФОНД ВЛИЯЮТ

Еще в Древнем Китае мягкие молодые оленьи рога-панты употреблялись в качестве тонизирующего средства. Для этого их специальным образом вываривали в солевом растворе, а затем порошок высушивали. В наше время из пантов извлекают спиртовой экстракт под назвнием “пантокрин”. Он широко известен как целебный препарат, эффективный при лечении гипотонии, холлецестита и ряда других болезней.

Для получения этого ценного сырья на территории России даже возникла в конце прошллого века новая отрасль животноводства — пантовое оленеводство. Точнее — мараловодство, потому что для получения пантокрина пригодными долго считались лишь панты благородного оленя-марала, изюбра-или пятнистого оленя.

С иными целями разводили оленей на севере Сибири — с самых что ни на есть доисторических времен. В тех краях олени — источник большинства жизненных благ. Из шкур шьют одежду, обувь и даже жилища, мясо едят, а молоко важенок пьют. Заменяет олень в условиях тундры все местные средства.

Но в одном отношении северному оленю очень долго везло — на массовую заготвку его рогов никто не покушался. Пару десятилетии назад было, однако, установлено, что панты его по целебным свойствам ничуть не уступают пантам пятнисого или благородного оленя. Началась широкая промышленная заготовка молодых рогов, и на оленьем поголовье она сказалась самым плачевным образом.

Дело в том, что пронизанные сосудами и нарвами панты очень чувствительны. А их развитие, рост и вообще весь процесс смены рогов тесно связаны с гармональной системой животных и их воспроизвдством. Проведенные в научно-производственном обьеденении”Якутское” исследования показали, что бессистемная и хищническая заготовка пантов может серьезно сказаться на будущем оленьем генофонде. По мнению специалистов, необходимо прекратить срезку молодых рогов как у маточного поголовья, так и у самцов-проиводителей, оставленных для возобновления стада.

ПОПЫТКИ СПАСТИ ГОРНОГО ИБИСА

Горный ибис принадлежит к наиболее редким птицам мира. Похожий на ворона с длинным изогнутым клювом, он в средние века был довольно широко распостранен в Европе — гнезда находили даже на башнях замков. В 17 веке горный ибис в Европе исчез. Причины этого не до конца ясны, но, несомненно, немалую роль здесь сыграло преследование человеком: птенцы ибиса считались изысканным лакомством, что отражено даже в старинных кулинарных книгах.

Гнездится эта птица колониями на утупах скал. До недавнего времени оставались в сохранности два места их обитания в Марокко и в Турции, на реке Евфрат. Но, соглано последним сообщениям, в Турции горный ибис уже исчез. Общая его численность в природе оценивается в 200 особей. Еще около 400 птиц содержатся в 33 зопарках и питомниках, причем во многих они успешно размножаются. Неоднократно делались попытки реакклиматизировать ибисов в различных местах, но все они оканчивались неудачно. В значительной мере это обусловлено особенностями биологии горного ибиса: птенцы сохраняют тесную связь с родителями очень долго — до следующего гнездового сезона.

В 1991г. группа сотрудниц Альпийского зоопарка г. Инсбрука/Австрия/ испытала новый способ выпуска горных ибисов в природу. Родителей птенцам заменили два исследователя, которые выкармливали и воспитывали их до поздней осени. Шестерых птенцов через некоторое время после вылупления перевезли на усадьбу в одном из сел возле Инсбрука. “ Гнездовую колонию ” им устроили на крыше дома. В месячном возрасте молодые ибисы уже начали понемногу летать и осваивать округу. Еще через месяц могли самостаятельно удаляться километров на 40, но неизменно возвращались на “ колнию “. Они хорошо узнавали приемных родителей, чужих людей игнорировали или избегали. С приближением зимы ибисов поместили в вольеру зоопарка. Этот опыт не ставил целью реакклиматизировать вид в Альпах. Дело в том что птицы марокканской популяции оседлы и не смогут выжить в холодном климате. Но ученые считают, что положительного результата можно достичь на юге Испании.

БИФШТЕКС ИЛИ ЖИВАЯ ПРИРОДА?

Несколько лет назад Всемирный банк ренконструкции и развития выделил крупные субсидии на развитие животноводтва в Ботсване. Вслед за этим Европейское сообщество предоставило ряд льгот на поставки селськохозяйственных продуктов из этой страны на свой рынок. Ботсванские фермеры активизировались. Однако посетившая недавно эту страну комиссии ООН во главе с Дж. Куком установила, что расширенное скотоводство нанесло весьма существенный ущерб природе.

До сих пор часть Ботсваны (577 тыс. кмI ) была заповедной. Здесь под охраной находятся кафриский черный буйвол, зебра, гну, которые постоянно мигрируют между пустыней Калахари, болотами Окаванго и травянистыми лугами на севере страны. Но с недавних пор фермеры в соответствии с правилами Европейского сообщества по борьбе с ящуром, требующими исключить контакты домашнего скота с дикими травоядными, стали огораживать свои пастбища проволочными изгородями, общая протяженность которых достигла 3 тыс. км. В результате тысячи диких животных умирают теперь в засуху от жажды, будучи не в состоянии добраться до привычных источников воды.

Член комисии зоолог А. Пфистер, совершив ряд длительных облетов глубинных районов Ботсваны, зафиксировал необычно малое число ранее часто встречающихся диких животных. С другой стороны, комиссия не видит причин для отказа от выборчного отстрела из быточного для страны количества слонов.

По мнению специалистов, в Ботсване следует отказаться от многокилометрового сплошного огораживания пастбищ домашнего скота и ввести ограничения на его количество. Ботсване было бы выгоднее развивать туризм, так как зрелище диких животных и возможнсть подконтрольной охоты на них привлекает много иностранцев, готовых щедро оплачивать это удовольствие.

ГОРБУША НА НОВОЙ ЗЕМЛЕ

Без малого четыре десятилетия назад началась акклиматизация дальневосточной горбуши в бассеинах Баренцева и Белого морей. Биологическим обоснованием интересного и важного эксперимента было экологическое сходство условий обитания в дальневосточных и северных морях. На рыбоводные заводы европейского севера регулярно завозили опплодотворенную икру горбуши, подращивали личинок и выпускали молодь в реки. В соответствии со своей лососевой генетикой горбуша регулярно возвращается в свои нерестовые реки десятками и сотнями тысяч экземпляров, обеспечивая и уловы рыбакам и собственное воспроизводство.

Интересно, что постепенно рыбы-производители стали проникать на восток от русского севера, вплоть до рек южного берега Новой Земли. К сожалению, не все пошло гладко. Акклиматизация горбуши оказалась пульсирующей, то есть численность рыбы, возвращающейся на нерест, заметно менялась в разные периоды и, как выяснилось, в соответствии с годовыми и многолетними колебаниями температуры морской воды. Горбуша на европейском Севере оказалась у нижнего предела своих тепловых возмоможностей: когда температура воды снижалась до 4,5- 5° C , замето уменьшалось число молоди, уходящей в море(соответственно и возврат на нарест). Ученые видят выход в том, чтобы обеспечить более ранний нерест горбуши, когда вода еще достаточно теплая.

ИЗ НЕВОЛИ НА СВОБОДУ

Нет, речь идет не о престпниках, выпущенных на свободу. Через четыре года после того, как последний калифорнийский кондор, живший в диких условиях, был пойман и отправлен в клетку чтобы спасти вид от окочательного исчезновения, служба рыболовства и живой природы США обьявила о восстановлении популяции этих огромных птиц. Два птенца, родившиеся в неволе(один из них — потомок последнего кондорора), были выпущены зимой 1991-1992 годов в южнокалифорнийский национальный лесопарк Лос-Падрес. Программы выведения птенцов кондора в зоопарке Лос-Анжелеса и в парке диких животных Сан-Диего были настолько успешными, что полное восстановление популяции может быть достигнуто на несколько лет раньше, чем предполагалась вначале. С тех пор, как в 1988 в парке диких животных Сан-Диего вылупился первый птенец кондора, общая популяция кондоров, живущих на воле, удвоилась, достигнув пятидясети двух особей.

СУМЧАТЫЕ МЕДВЕДИ НА ХВОСТЕ У ПОЛИЦИИ

Детектив Гэвин резким движением распахнул дверь и быстро вошел в комнату.”Следутуйте за мной, Джоржеус!” - воскликнул он.

Но Джорджеус никак не отреагировал, он продолжал висеть на ветке за решеткой вольера. Тогда к делу приступил зоолог Френк Каррик из Квинслендского университета. Войдя в клетку, он осторожно снял самца коалы с ветки и принес его на стол, где детектив Риккето, специалист по дактилоскопии, уже развернул свои принадлжности для снятия отпечатков пальцев.

Снимая отпечатки лап коал, живущих в неволе, Каррик и его помощники из полиции надеются облегчить участь диких сородичей сумчатых медведей. Жизнь этих животных нелегка. Около века назад началось массовое итребление сумчатых медведей ради их шкур, и количество симпатичных зверюшек стало сокращаться с ужасающей быстротой. Только в 1924 году было убито два миллиона коал. Но возмущение общественности привело к полному запрету охоты на них в 1927 году. Однако после этого возникла другая угроза — уничтожение лесов, то есть места обитания этих животных.

По оценкам специалистов, на тех землях, где когда-то жили миллионы коал, сейчас осталось всего около 60 тысяч этих созданий. По-прежнему существует угроза со стороны браконьеров, но еще большую опасность представляет нелегальная ловля диких коал для продажи зоопаркам. В зоопарках и природных парках Австралии сейчас содержится около тысячи коал для демонстрации посетителям. Ежегодно своей смертью умирает около сотни. Урон восполняется главным образом за счет потомства, рожденного в неволе. Но отдельные владельцы зоопарков пополняют свои коллекции ловлей диких коал, что запрещено законом. Огромен спрос на коал и в других странах, особенно в США и Японии. Каждый год за рубеж законным образом продается около десяти особей (цена, например, в Японии — до 40 тысяч американских долларов) и никем не учтенное количество на черном рынке.

Каждый коал, живущий в неволе, имеет в ухе металлическую бирку с номером. Национальная служба парков и дикой природы дважды в год проверяет наличие всех животных. Но проблема в том, что эта метка может быть легко переставлена с умершего в неволе животного на незаконно отловленного в природе.

Однако отпечатки лап позволяют не допустить таких махинаций. Задние лапы коал имеют отдельно поставленный, как на руках человека, большой палец, помогающий медведю цепляться за гладкую кору эвкалипта. Специфический рисунок на подушечке пальца индивидуален для каждой особи и позволяет безошибочно ее опознать по собранным отпечаткам пальцев, хранящимися в полицейском архиве.

На начало текущего года зарегистрировано всего шесть десятков животных, но Каррик, Риккетс и их коллеги намерены в ближайшие годы собрать отпечатки всех живущих в неволе коал.

УЦЕЛЕЕТ ЛИ БРИТАНСКАЯ ДИКАЯ КОШКА?

Несмотря на принятие в 1988 г. специального закона, включающего в список охраняемых животных Великобритании, оставшейся последним оплотом этой самой чистой в генетическом отношении во всей Европе кошки, ее продолжают отстреливаться, отлавливать капканами, травить ядом.

На Шотландском нагорье численность этого подвида достигла минимума еще перед первой мировой войной. Затем, когда кошка начала заселять лесопосадки, численность пошла вверх, однако около 40 лет назад прирост прекратился.

Специалист по кошачьим Э.Китченер (Национальный Шотландский музей в Эдинбурге) считает, что виноваты во многом лица, которые охотятся на птиц и в кошках видят конкурентов. Очевидно, они не знают разницы между диким котом и одичавшим домашним.

Но основной опасностью, видимо, служит интербридинг (межпородное скрещивание). Рабочая группа по дикой кошке Великобритании изучила генетические характеристики 42 отловленных в лесах Шотландии животных: лишь 8 из них оказались “типичпо дикими”, генетически отличными от домашней кошки; 15 же почти не отличались от нее. Около 5% “дикарей” оказались зараженными вирусом кошачьей лейкемии. Это первый случай, когда подобное заболевание найдено у какого-либо вида, кроме домашней кошки.

ИСЧЕЗАЮЩИЕ ВИДЫ АВСТРАЛИИ

Власти австралийского штата Новый Южный Уэльс решили внести в официальный список животных, чье существование находится под угрозой, сумчатого медведя коала, леса в которых он обитает, все больше уступают место полям и населенным пунктам. Пока еще его численность в Новом Южном Уэльсе составляет 10 тыс. , а во всей Австралии, вероятно, около 400 тыс. , однако зоологи опасаются, что не приняв срочных мер, они позволят упасть числу этих сумчатых до того минимального уровня, когда спасать их уже будет поздно.

Ныне в этом печальном перечне исчезающих животных пятого континента насчитывается уже 239 видов. Помимо коалы в списке крайне редких и подлежащих охране видов названа половина всех млекопитающих Нового Южного Уэльса. Среди них несколько видов сумчатых барсуков бандикутов, кенгуру валлоби и кенгуровые крысы, а также 12 видов земноводных и птиц, которые, как предпологают, уже исчезли.

МРАМОР ИЛИ ТИГРЫ?

Над тиграми в знаменитом заповеднике Сариска нависла серьезная угроза: на его территории найдены месторождения мрамора, и границы заповедника все чаще нарушают владельцы каменоломен. Взрывы в карьерах, прокладка дорог для вывоза каменных глыб — все это вредит животному миру, населяющему полоску джунглей всего в 200 кмI . А в коридорах местной власти — толпы новых предпринимателей.

Все реже в Сариске теперь можно встретить гепарда, леопарда, кабана, индийского оленя —замбаро, но наибольший ущерб человек причинил все же здешнему тигру: если еще в 1988 г. насчитывалось 45 особей, то всего через год — только 19. Сейчас их численность точно неизвестна, так как лесной пожар в мае 1991 г. (как раз во время переписи — уничтожил почти все живое в зарослях заповедника).

К сожалению индийский закон об охране природы защищает Сариску лишь на бумаге, а власти Раджастхана не могут противостоять предпринимателям, приносящим в местную казну около 1,1 млн. фунт.ст. За последние шесть лет администрация выдала более 300 лицензий на различные виды хозяйственной деятельности в пределах заповедника. Индийским защитникам природы остается только наблюдать за исчезновением этого когда-то богатейшего уголка джунглей.

ОЗЕРНАЯ ЧАЙКА НА ПУТИ К КРАСНОЙ КНИГЕ?

Наверное, эту птицу знают многие. Это самая обыкновенная наша чайка величиной с голубя, с темно-коричневой головой и темно-красным клювом и лапками. В последние десятилетия люди привыкли видеть ее около мусорных контейнеров в больших городах (особенно в приморской полосе), на свалках, зверофермах, следующей за плугом на пашне. И, конечно, около рыбоконсервных заводов и в рыболовецких гаванях.

Чайки гнездятся на мелководных заросших озерах и прудах, старицах рек, в заросших карьерах. Там у чаек целые колонии — до сотен и даже тысяч пар. Эти места чайки заселяют в середине апреля, несут яйца в начале мая, а с начала июня до середины июля (когда покидают колонию до следующего лета) выкармливают птенцов. В это время место колонии легко определить — над ней всегда видны парящие чайки. В тихую погоду издалека слышны «разговоры» птиц в колонии.

В начале 40-х годов в Латвии гнездилось около 10 тысяч пар озерных чаек, в 86-м их стало уже 110 тысяч пар. Главная причина роста численности птиц — синантропизация чайки, то есть освоение возможностей выживания в измененной человеком среде. Таких возможностей было представлено много: неограниченный лов рыбы в Рижском заливе, бесхозяйственное отношение к выловленной рыбе в гаванях и на рыбоконсервных заводах (рыбу оставляли ненакрытой), создание огромных звероферм, где пищу можно было достать независимо от дня недели и погодных условий, доступ к пищевым отходам в городах — все это обеспечивало озерных чаек кормом.

Условия жизни озерных чаек стали ухудшаться в 70-е годы — в связи с некоторым ограничением лова и другими факторами. Птицы стали выращивать все меньше птенцов, что привело к сокращению их численности. И в 93-м году на внутренних водоемах приморской полосы, где раньше гнездилось примерно 90 % латвийской популяции, было учтено только 52 % прежней численности. В некоторых местах колонии чаек вырастили в этом году только единичных молодых птиц. В этом немалую роль сыграли изменения экономической ситуации в последние годы — закрытие ряда нерентабельных звероферм, сокращение улова, приватизация рыбоконсервных заводов и кардинальное изменение отношения человека к плодам своего труда.

Численность озерных чаек стала сокращаться и в Западной Европе, где изменение возможностей доступа к антропогенным (предоставленным человеком) кормам прослеживается не так отчетливо. Поэтому ученые ряда стран балтийского региона решили в этом году более подробно изучить это явление и провести учет озерных чаек.

Совершенно ясно, что сегодня такая задача представляется непосильной для одних только латвийских ученых, когда каждый билет на автобус или канистра бензина стали серьезной финансовой проблемой. Поэтому мы обращаемся с просьбой о помощи к читателям газеты.

Мы будем очень брагодарны за информацию о местонахождении гнездовых колоний озерной чайки как в этом году, так и ранее. Если вам такие места известны, напишите, пожалуйста, название озера, пруда, карьера, водоема, назовите административный район, ближайший населенный пункт — словом, опишите все, что поможет найти это место на карте и в природе. В какие годы вы встретили там гнездящихся чаек? Примерно сколько их было? Наблюдались ли изменения численности? Нас интересуют такие места, где эти чайки когда-то гнездились, а потом перестали.

Мы очень надеемся получить ваши письма еще до наступления гнездового сезона, чтобы можно было планировать посещение этих мест (во второй половине мая — начале июня). Каждое ваше письмо будет существенным вкладом в познание природы. Заранее благодарны.

Наш адрес: Лаборатория орнитологии Института биологии АН, ул. Миера, 3, Саласпилс, LV -2169.

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПАРК ПОД УГРОЗОЙ

Национальный парк Доньяна — крупнейший в Западной Европе заповедник — расположен на юго-западе Испании, в Андалуссии, между г. Кадисом и г. Уэльвой. Здесь под охраной находятся несколько редких видов животных, в том числе рысь иберийская и испанский королевский орел, но главная забота заповедник — сотни тысяч гусей, уток и других водоплавающих птиц, которые кормятся в протоках, на болотах и маршах (солоноватых приморских низменностях устья р. Гвадалкививир) во время остановок при перелетах из Африки в Северную Европу и обратно.

Однако в последнее время состояние этой уникальной области внушает серьезные опасения. По мнению известных гидрогеологов Р. Льямоса и Ф. Сампера, местности грозит полное пересыхание. Уже сейчас в основной водоносный пласт, подстилающий Доньяну, поступает всего около 50 л дождевой воды в год на 1 мI . Бузусловно, этого недостаточно для поддержания складывающейся тысячелетиями экологической системы. Кроме того, уровень водоносного горизонта расположен уже так низко, что в почву начинает поступать все больше соленой морской воды из омывающего парк с юго-запада Кадисского залива Средиземного моря. Еще в 1986 г. специалисты из Мадридского института геологии и горного дела обнаружили, что водоносный пласт здесь опустился местами на 20 м.

Главной причиной сложившейся ситуации специалисты считают непомерно возросший забор воды на нужды промышленности и сельского хозяйства в окружающих национальных парк районах.

Для поддержания национального парка была создана официальная организация «Патронат Доньяны». Однако вышедший из ее состава эколог Г. де Бланка считает работу «Патроната» крайне неудовлетворительной. Двадцать лет назад в Доньяне подболоченная местность составляла 200 тыс. га, а сегодня ее площадь не превышает и 27 тыс. га. В результате количество водоплавающих птиц резко снизилось. Между тем разработанный в 1985 г. план создания целой системы каналов и насосных станций для «переброски рек» в Доньяну остается нереализованным, а местные и центральные власти уверены, что опасения экологов преувеличены.

Сейчас эта проблема рассматривается Европейской комиссией, куда поступило около 200 жалоб от различных испанских природоохранительных организаций.

ВЫМИРАНИЕ МОРСКИХ ЖИВОТНЫХ В XX ВЕКЕ:

ВИНОВАТА ПРИРОДА

Экологи бьют тревогу: за последние десятилетия вымерли тысячи видов животных; чуть ли не каждый день исчезает по одному виду. «Черные» страницы Красных книг все множатся. Но речь в них в основном идет о млекопитающих и птицах; лишь изредка в списке достоверно исчезнувших видов появляются наземные и пресноводные беспозвоночные. Обычно это виды с крайне ограниченными, «точечными” ареалами, которые легко могут погибнуть, если в месте их обитания построят плотину или осушат болото. О морских беспозвоночных, исчезнувших в новое время, до сих пор не было известно. Но вот появились сразу два сообщения: один вид исчез достоверно, другой — предположительно, но оба — по естественным причинам.

Маленький брюхоногий моллюск «морское блюдечко» с полупрозрачной колпачковидной раковиной длиной 1 —1,5 см — Lottia (или Collisella) alveus — был широко распространен в северо-западной Атлантике, от южного Лабрадора до прилива Лонг-Айленд, на прибрежных мелководьях, заросших морской травой зостерой (Zostera maruna), с которой была связана вся его жизнь. Этот вид возник несколько миллионов лет назад, вероятно, в северо-западной части Тихого океана. В Тихом океане и сейчас живут два чрезвычайно близких к нему вида, скорее, два подвида, тоже обитающих на зоостере: L. angusta в Приморском крае (залив Посьета и о. Путятин) и L. parellela у берегов южной Аляски и Британской Колумбии. Род зоостера тоже, видимо, возник в северо-западной части Тихого океана. Непосредственно перед ледниковым периодом зоостера со своими обитателями проникла через Берингов пролив и Северный Ледовитый океан в северо-западную Атлантику, а затем и в европейское море, но уже без «морского блюдечка». Оба эти вида моллюсков относительно редки, а вот вымершая L. alveus была чрезвычайно многочисленна: еще в конце 20-х годов в отлив можно было местами вручную собрать сотни и даже тысячи экземпляров, но с начала 30-х годов ее уже никто не видел. Что же случилось с моллюском? Он погиб вместе с зостерой.

В 1930 — 1933 гг. все поселения зостеры на берегах Атлантического океана — у Канады, США и Европы (от Норвегии до Португалии) подверглись опустошительной эпифитотии, вызванной прозаическим грибком Labyrinthula makrocystis, что повлекло прекращение добычи этой морской травы (ею прежде набивали матрацы, мягкую мебель и пр.), массовую гибель от бескормицы перелетных птиц, снижение улова гребешков, обитающих в зарослях зостеры, перестройку прибрежных морских сообществ. Но лабиринтула не переносит понижения солености, а зостера выносит опреснение до 5 ‰ . Поэтому морская трава в устьях рек уцелела, и к началу 50-х годов подводные луга восстановились. В 1960-1961 гг. то же явление наблюдалось в Белом море, но и там зостера со временем восстановилась. Однако для L. alveus все это уже не имело значения: моллюск жил только на дистьях морской травы (о чем говорила форма его раковины — не округлая или овальная, удобная для плотного прикрепления к скале на прибое, а длинная и узкая — как раз по форме листа зостеры; питаясь исключительно зостерой и обитая при высокой, близкой и океанической, солености, моллюск пережить катастрофу не смог.

ПИРЕНЕЙСКИЙ МЕДВЕДЬ В ОСАДЕ

В горах на границе Франции и Испании бурый медведь встречается доныне, но все реже и реже: на земли расположенного здесь Пиринейского национального парка то и дело вторгаются охотники, дорожные строители и сторонники всякого рода промышленного развития.

Европейский совет пять лет назад (впервые за свою историю) предупредил Францию, на чьей территории находится парк, что в последний раз продлевает его международный статус, а для его возобновления потребуется принятие решительных мер по сбережению местной флоры и фауны, ныне находящихся в серьезной опасности. Однако с тех пор положение не улучшилось. Более того, разрабатываются планы сооружения новых автомобильных дорог, связывающих Францию с Испанией, но при этом проходящих через ареал пиринейского медведя: строится новый горнолыжный курорт. Министерство охраны природной среды пока безуспешно пытается ввести полный запрет на движение транспорта и охоту в этом районе.

Дальнейшая судьба бурого медведя в Пиринеях остается неясной.

КРОКОДИЛ КРОКОДИЛУ — ВОЛК

В бразильском городе Озориу одна из фирм торгует шкурами крокодилов, причем не местных, а нильских. Из Африки завозят детенышей, выкармливают на специальной ферме, а взрослое животное забивают, чтобы кожу продать в европейские страны или Японию, где за нее дают хорошие деньги. Только в прошлом году в Озориу с этой целью импортировали с берегов Нила 95 молодых самок и 15 самцов. Фирма процветает и планирует довести поголовье животных до 2,5 тыс.

Однако против этих планов выступили местные охранители природы: они считают эту затею опасной для бразильской природы и сбалансированности ее экологической системы. Ведь кайман, населяющий реки тропическмих районов Южной Америки, никогда не достигает более 2 м в длину, а «африканцы» нередко вырастают до 6 м. Экологическая ниша у них одна: места «гнездовий» совпадают, в пищу идут одни и те же виды животных. Так что в соревновании за выживаемость, если оно начнется, шансы каймана практически равны нулю. Между тем никто не может поручиться, что тот или иной нильский пришелец не выберется на свободу.

В связи с этим достаточно вспомнить, как Южная и Центральная Америка намучились с пчелой, привезенной для улучшения местных пород, но оказавшейся непомерно агрессивной. Поэтому «делом» нильского крокодила скоро займется суд штата.

МЕДВЕДЬ И БАБОЧКА ПРОТИВ ОЛИМПИЙСКИХ ИГР

В Международный Олимпийский комитет поступило предложение провести Зимние игры 1998 г. в Японии, в префектуре Нагано, расположенной в 400км к северо-западу от Токио. Это гористый снежный район, популярный у лыжников. Однако такое намерение не вызвало радости у местных защитников природы: именно здесь обитает редкая бабочка-парусник, или японский кавалер, которая может окончательно исчезнуть, если будут проложены трассы и построены огромные подъемники для горнолыжников.

Кроме того, в Нагано обитает ивасугская популяция белогрудого, или гималайского, медведя, тоже находящегося под угрозой исчезновения. Этот зверь вообще не выносит шума и суеты, неизбежных во время олимпийского столпотворения.

Власти префектуры согласились перенести место для соревнований по скоростному спуску со склонов горы Ивасуге на близлежащую гору, где медведи как будто не встречаются. Но это не удовлетворяет защитников природы.

Префектура Нагано — одна из самых небогатых в Японии. Как только стало известно о ее притязаниях на проведение Олимпийских игр, цена на землю здесь резко возросла, и отказаться от возможной прибыли многие местные жители не захотят. Но и экологи Японии известны своим упорством, так что «сражения» предстоят серьезные.

ОХРАНА ГЕОЛОГИЧЕСКОГО НАСЛЕДИЯ

I Международный симпозиум по сохранению геологического наследия прошел под эгидой ЮНЕСКО во Франции в июне 1991 г. В его работе принимали участие 108 специалистов из 24 стран. Основная часть рабочей программы симпозиума посвящалась нац иональным инициативам в области охраны геологического наследия: делегаты рассказывали об истории охранного движения (в Норвегии, к примеру, первые законодательные акты приняты еще в 1910 г.) и самих памятниках, о проблемах и перспективах в этом направлен ии.

Круг геологических памятников довольно широк: это и уникальные формы рельефа, и различные палеонтологические находки, и всевозможные объекты, интересные с точки зрения петрологии, минералогии, геохимии или тектоники. Все подобные памят ники, представляющие особую ценность, включены в Список морового наследия, составленный под эгидой ЮНЕСКО и непрерывно пополняющийся. В зависимости от масштабов и характера мер по сохранению геологического наследия в той или иной стране на уровне государ ственной, общественной или частной инициативы) число уникальных геологических объектов, попавших в этот список, колеблется в широких пределах: от Австралии, например, представлено 22 памятника, от Швеции — 16, а от России — только 2: Беломорские мягкотел ые метазоа и Попигайская астроблема — геологический объект мирового значения, представляющий интерес и в научном (уникальный и самый крупный кратер от удара космического тела), и в методическом (полигон для подготовки специалистов), и в обще познавательн ом плане (превосходный объект для международного туризма). Бесчисленное же множество таких объектов — отпечатки следов динозавров, останки мамонтов (в коренном залегании, а не в музеях), месторождение чароита и т. д. — останется пока невостребованным бог атством.

ЭКОРАСИЗМ

В апреле 1991 года власти Южно-Африканской Республики приняли совсем необычное решение: запретили уничтожить белых акул. Но это не рецидив апартеида. Другие страны, чья демократическая репутация никем не подвергается сомнению — США, А встралия, — тоже объявили об ограничении лова подводных хищников с хрящами вместо костей.

Такое решение вполне можно назвать правильным и современным. Ученые университета Майами подсчитали, что численность акул только у берегов Флориды за последние 15 лет уменьшилась в 100 раз. Зато рестораны все чаще включают в свои меню б люда из акульего мяса и набирают популярность рыболовные состязания «Убей акулу», во время которых их гибнет вшестеро больше, чем при коммерческом лове.

Но хуже всего этим рыбам приходится на Дальнем Востоке. В 1988 году тайваньская и корейская флотилии, промышляющие головоногих, между делом уничтожили 2,25 миллиона голубых акул. А сколько их приняло мученическую смерть ради того, чтоб ы поклонники китайской кухни могли насладиться супом из плавников! Но ведь акулы, как и любые другие хищники, — заключительное звено в пищевой цепи. Поэтому журнал «New Scientist» и забил тревогу.

А южноафриканские власти тем временем принимают новые экспертные меры по охране белых. Носорогов. Купив за семь долларов охотничью лицензию, каждый посетитель заповедник а Пвайленсберг может выстрелить в такого носорога. Только не пулей, а усыпляющим зарядом. Потом спящее животное перевозят в другой заповедник.

Что ни говори, а белый цвет кожи на Юге Африки дает привилегии даже сегодня, и не только людям!

ВИД СПАСУТ «ИСКУСТВЕННЫЕ» ТИГРЫ?

27 апреля 1990 г. в зоопарке им. Г. Дурли бенгальская тигрица Николь в 9, 5 лет родила трех детенышей. Событие незаурядное — ведь тигрята были «искусственными». Тигрице ввели гормоны, сопутствующие образованию яйцеклеток. Затем часть и х изъяли и поместили в чашку Петри для искусственного осеменения. Зародыши ввели в репродуктивные органы Николь, она их благополучно выносила и произвела на свет с помощью кесарева сечения. Правда, один из новорожденных умер почти сразу от болезни дыхате льных путей, а другой — через несколько недель от почечной недостаточности. Зато третий тигренок — самочка Мэри-Элис — благополучно выжил. Причины смерти двоих с техникой операции, очевидно, не связаны.

Это первый случай «производства» тигров путем искусственного оплодотворения и пересадки зародыша. Такой способ может быть применен для спасения любого из пяти их подвидов, находящихся ныне под угрозой исчезновения.

Согласно некоторым сведениям, на Земле в естественной среде обитания сохранилось лишь от 3 до 5 тыс. тигров. Положение усугубляется тем, что их ареалы часто очень разобщены и в каждом осталось всего по несколько особей. Это не только з атрудняет воспроизведение численности, но и делает реальной угрозу близкородственного скрещивания, пагубно отражающегося на потомстве.

Теперь возникает возможность обмена генетическим материалом между различными заповедниками, где сохранились тигры.

СОВА — В ТЮРЬМЕ

В США организован тюремный центр реабилитации диких животных. Ежегодно в него попадают до двухсот зверей и птиц — оленей, лис, рысей, орлов и других представителей животного мира, получивших ранения или отбившихся от родителей. Теперь эту живность передают на воспитание заключенным в тюрьмы облегченного режима. Выигрывают от этого и люди и животные.

ПАТ И ПАТАШОН (С РОГАМИ)

Возможно, в ближайшее время выращивание в неволе самого большого и самого маленького среди копытных станет частью программы, направленной на превращение тропических дождевых лесов в экологически жизнесп особные районы.

Находящийся на грани уничтожения дикий бык гаур — крупнейший среди диких буйволов — он обитает в Южной и Юго- Восточной Азии — долгое время был объектом безжалостного уничтожения. При этом один такой выращенный в неволе бычок весит до 1800 килограммов — больше, чем небольшой автомобиль, а это весьма немаловажно для весьма скудного рациона местных жителей. В тех же местах обитает «мышиный олень», или оленек, который весит всего полтора килограмма и достигает в высоту лишь 30 сантиметро в (его мясо, увы, считается деликатесом, и на него охотятся в джунглях Малайзии).

Ученые одного из фондов охраны природы пришли к выводу: совместное разведение обоих видов в неволе способно решить задачу — сохранить животных от полного уничтожения.

Большой, очевидно, маленькому поможет и наоборот?

СЕТЬ ОХРАНЫ ПРИРОДЫ

Вокруг химического комбината «Лойна» создана одна из самых современных в Германии сетей автоматического измерения параметров окружающей среды. Круглосуточно работающие датчики определяют состав воздуха в радиусе до 10 километров от комбината, а датчики состава воды следят за всеми путями стоков отработанных вод с территории комбината вплоть до места сброса в реку Заале.

В воздухе определяется содержание сернистого газа, сероводорода и других веществ, в воде — показатель кислотности, мутность, содержание масел, фенола, соединений аммония и других посторонних веществ. Каждая автоматическая станция делае т в сутки 240 измерений. Кроме того, в сеть входят автоматические метеостанции, собирающие сведения о температуре воздуха и почвы, влажности, осадках, направлении и силе ветра.

Все эти сведения постоянно собирает компьютер отдела охраны природы. Если какой-то показатель превосходит допустимый предел, автоматика, поднимает тревогу. Густая сеть измерительных станций позволяет быстро определить место утечки опас ных веществ и принять меры.

До создания этой сети лаборанты на велосипедах постоянно объезжали огромную территорию комбината и окрестные районы, собирая пробы воздуха и воды. Каждый анализ занимал от 4 до 12 часов.

На снимке — центральная установка очистки сточных вод комбината «Лойна»

«ГОСТИНИЦЫ ДЛЯ ЖИВОТНЫХ»

«И в сухих деревьях есть жизнь!» Это лозунг проводимый сейчас в США компании, цель которой — объяснить, как важно сохранять в лесу сухие деревья. Именно в них многие животные находят и кров, и пищу.

Национальная федерация по охране живой природы оказывает помощь Лесной службе США и Бюро землеуправления, настойчиво напоминая лесозаготовителям, туристам и землевладельцам, что сухие и засыхающие деревья с дуплами в стволах, наружными гнездами, сломанными вершинами или помеченные специальными знаками, указывающими на то, что они приносят пользу живой природе, необходимо беречь.

Многие птицы и млекопитающие, пресмыкающиеся и земноводные использую пни или упавшие деревья для устройства своих жилищ. Недавно в национальном лесу Дешютс, в штате Орегон, начата компания «Гостиница для животных», цель которой — ликви дировать беспорядочную заготовку сухих деревьев на дрова. Компания была настолько успешна, что правительство решило расширить ее в масштабах страны.

ЛЕСОВОЗ В ЦЕЛЛОФАНЕ

Ленинградские ученые предлагают транспортировать не бревна, а щепу. Помимо выгод экономических это сулит немалый экологический эффект.

Известно, что древесина доставляется к местам ее переработки, как правило, по рекам. При этом страдает и сама древесина, и реки. А сколько прекрасных стволов-великанов просто тонет, так и не доплыв к месту переработки? Не счесть!

Известно и другое: сегодня строевой лес используют на мебельных и других предприятиях не как, скажем, пятьдесят лет назад, а в виде стружки.

У ленинградских ученых появилась идея. Они решили получать стружку прямо на местах заготовки леса, причем из бросовых материалов: сучьев, откомлевок, поднятого со дна реки сплава … В чем транспортировать щепу? Давно валялись без дела с писанные плавучие контейнеры, служащие для повышения грузоподъемности плотов. Собственно они представляли собой полимерный рукав, который оставалось набить транспортируемой щепой, наглухо заварить и пустить вниз по реке. Так и сделали. Проплыл новый тран спорт сотню километров — вынули его на берег. Смотрят — цел и невредим! А щепа — суха …

Воодушевило. Идею ленинградцев Б.П. Полехина, О.А. Оношко, В. С. Плохова поддержали в лесосплавном объединении «Камлесосплав», а затем в Лесотехнической академии. Уральском научном центре (ныне — Отделении) АН СССР … Контейнеры показал и высокую плавучесть, ученые занялись дальнейшей разработкой всем понравившейся идеи.

«А не создать ли целый плавучий цех? — задумались они. — Чтобы с него подбирали утонувшие бревна, на нем проводили их окорку, измельчали в щепу, спрессовывали ее в мягкие контейнеры, формировали плоты … По-видимому, — это было бы крайн е целесообразно… Судите сами: с созданием такого цеха сразу отпадает необходимость в многочисленных перевалочных пунктах древесины, уменьшатся площади нужных складов, а сырье, то есть пища, будут поступать на контейнеры целлюлозно-бумажных предприятий. Э то снизит капиталовложения в соответствующее подготовительное производство на 30%.

Но вот беда: внедрение этой нехитрой и выгодной природе и человеку технологии накапливается на «непреодолимые» трудности. И среди них главная — не заинтересованность хозяйственников. Хотелось этой публикацией привлечь внимание ответств енных работников Минлеспрома СССР к оригинальной новинке и узнать, что думают они сделать для того, чтобы изобретение скорее пошло в дело?

СТАНЕТ ЛИ ОКЕАН МУСОРНОЙ ЯМОЙ?

Многие обеспокоены тем, что некоторые океанографы настаивают на проведении с следующем десятилетии экспериментальных захоронений миллионов тонн отходов на большой глубине на дне океана, чтобы исследовать его потенциальные возможности в качестве огромного хранилища мусора. Главный сторонник этой идеи американский ученый Дерек Спенсер из Океанографического института Вудса Хоула считает, что размещение отходов в глубинах океана может оказаться более безопасным, чем закапывание их в землю или сжигание, что загрязняет грунтовые воды и воздух.

В восьмидесятых годах общественная оппозиция этому плану сильно возросла после того, как захоронение отходов в прибрежных водах США послужило причиной отравления рыбы, а отходы производства медицинских препаратов стали омывать берега. По мнению Спенсера, отходы необходимо сразу погружать на большую глубину, где нет рыбы. Но Эллиотт Нолрс, специалист центра охраны морских животных, рассматривает этот план как еще один способ «замести мусор под коврик», вместо того чтобы искать пути уме ньшения количества отходов. В 1992 году в США запрещено сбрасывать отходы в океан, а со второй половины 1991 года все правительственные организации занимающиеся исследованием проблемы захоронения отходов в океан, были лишены дотаций.

МЕШОК ДЛЯ НЕФТИ

Норвежский инженер и любитель природы Вигго Амундсен предложил новое средство борьбы с нефтяным загрязнением моря. Это огромный мешок, который подводится к разлитому по воде слою нефти и затягивает его. При этом в мешок попадает, разум еется и морская вода, но внутри вода оказывается ниже более легкой, и ее можно откачать. Заполненный мешок буксируется к берегу, а на его место подводят пустой.

Одна из норвежских фирм начала с прошлого года выпускать мешки Амундсена объемом от 50 до 1000 кубометров, длиной от 17 до 47 метров и шириной 4 - 11 метров. Мешки из сверхпрочного материала на основе волокна алькрин смогут сбрасыватьс я в море с борта судна или с вертолета. Волокно алькрин, выпускаемое известной фирмой «Дюпон», очень прочно, ткань из него не пропускает нефть, не боится морской воды и выдерживает температуры от арктических до тропических. Этот материал при изготовлении мешков сваривают токами высокой частоты, и шов оказывается не менее прочным, чем сама ткань.

СПОСОБ ОЧИСТКИ ОТ АВАРИЙНЫХ РАЗЛИВОВ НЕФТИ

Аэрокосмическая компания «Локхид» предложила новый биологический метод борьбы с нефтяным загрязнением океана. В нефтяное пятно вносится состоящий из порошковых фракций глиноподобный препарат под названием петролок, который коагулирует нефть и препятствует ее оседанию на дно.

Проведены первые испытания: в танки, каждый вместимостью 10,6 тыс. л. Загрязненной нефтью воды, вносили петролок, микроорганизмы и минеральные примеси. Спустя 36 дней было «переварено» около 75 % нефти.

Специалисты «Локхида» считают, что препарат, микробы и добавки можно вносить в любое время, но более раннее применение позволяет предотвратить уход в атмосферу летучих углеводородов. В дальнейшем планируется готовить препарат в порошка х для удобства транспортировки его воздушным или водным путем к месту нефтяного разлива.

Кроме того, «Локхид» намечает дополнительные испытания с целью выяснить, какую роль оказывает океанское волнение на действие препарата. Предполагают, что оно способствует биологическому очищению.

ГУБКИ ДЛЯ НЕФТИ

Нет необходимости лишний раз говорить о негативных последствиях разлива нефти на море в результате аварий на танкерах. Сбор попавшей в воду нефти — дело почти безнадежное. И все же поиски способов сбора нефти с воды продолжаются. В Гер мании, например, для этой цели изобретена специальная губка, изготавливаемая из полипропилена. Она хорошо всасывает нефть и другие органические жидкости с поверхности воды. При собственном весе в один килограмм губка впитывает двенадцать килограммов нефт и или масла. Собранную таким способом нефть отжимают, а губку сжигают, причем она распадается на двуокись углерода и воду.

БАЛТИЙСКОЕ МОРЕ СТАНЕТ ЧИЩЕ

До 50-х годов нашего века воды, омывающие Европу, были способны на самоочищение, то есть сточные воды, нейтрализовались естественным путем. Однако промышленный бум 60-х годов привел к тому, что природа с загрязнением уже не могла справиться, например, река Рейн превратилась в мертвую реку и напоминала скорее зловонную сточную канаву. Экстренные меры западноевропейских государств привели к тому, что к середине 80-х годов жизнь вновь вернулась в реки и озера Западной Европы, а вместе с ними очистилась и прибрежная зона Северного моря.

Подобные проблемы затронули и Балтийское море — Швеция и Финляндия разработали в 60-х годах программы по оздоровлению моря, но существенных результатов не добились. Причина была очевидной — страны так называемого социалистического содр ужества продолжали загрязнять море. К сожалению, Балтийское море является почти замкнутым водоемом с очень медленным водообменом, поэтому загрязнение увеличивалось из года в год. Сточные воды ГДР, Польши и Советского Союза сводили на нет экологические пр ограммы скандинавов, и последние, несмотря на все свои старания, также не могли купаться в море, как и виновники загрязнения.

Теперь ситуация начинает постепенно меняться — разрабатывается грандиозная программа очистки всего Балтийского моря. Начало процесса положила международная конференция 1990 года, на которой четырнадцать государств балтийского бассейна приняли первую Декларацию Балтийского моря. Из этой декларации со временем выросла конкретная программа действия по спасению Балтийского моря.

Кроме четырнадцати стран в программе участвуют Европейский Союз, всемирный банк, Европейский инвестиционный банк, Европейский банк реконструкции и развития, Северный инвестиционный банк и Северная корпорация природозащитных инвестиций, а также некоторые частные природозащитные группы. Таким образом была создана рассчитанная на двадцать лет программа стоимостью в миллиард долларов США.

Главное внимание программы сконцентрировано на ста тридцати двух «горячих точках» 1 из них девяносто восемь находятся в России, Латвии, Литве, Белоруссии, Польши и Чехии. В программе заложено не только строительство очистных соору жений, но и изменение законодательств государств балтийского бассейна, чтобы добиться строгого соблюдения экологических норм. Предполагается развивать экологические исследования, стимулировать экологическое воспитание населения.

В программе учитываются особенности каждого отдельного государства. Например, в Польше основное внимание обращено на главные центры загрязнения моря — Варшаву, Краков, Бельско-Бяла и Вроцлав. А для Литвы Всемирный банк утвердил програм му стоимости в 23 млн. долларов. В эту программу включено очищение питьевой воды в Клайпеде, а также наблюдение за чистотой в прибрежной зоне, в Куршском заливе и дельте Немуна, которая является важным регионом миграции птиц. Параллельно разрабатывается отдельный проект для Шяуляя.

Для Латвии уже в прошлом году Всемирный банк утвердил программу оздоровления среды в Лиепае. В работе находятся проекты по переносу старой городской свалки Риги и по очистке воды в Даугавпилсе. В Даугавпилсе предполагается начать перер аботку отходов.

Можно сказать, что западные специалисты и правительства спасают не столько нас, сколько стараются спасти себя от наших ядов и аварий. Насколько это опасно, мы уже испытали на себе. Когда в прошлом году в белорусском городе Навополоцк в воду попало несколько тонн цианинов, то почти на неделю все города и бассейна Даугавы были лишены питьевой воды. Хорошо, что отравление было вовремя замечено, ведь водоочистные сооружения не защищают людей от таких ядов, а это могло привести к десяткам тысяч жертв. И это только лишний раз подтверждает, что экологические программы откладывать нельзя.